*index 43* Советский Союз. Общий обзор.









 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                  
                                                    

 

 

 

Советский Союз. Общий обзор.


В этом разделе мы попытаемся вспомнить, какой наша страна была на пике своего могущества: в середине 80 гг. прошлого века. Постараемся охватить и т.н. период "перестройки", приведший страну к катастрофе. Прежде всего, рекомендую почитать этот раздел представителям т.н. постсоветского поколения, т.е. молодежи. В максимально сжатой форме выкладываю компиляцию статей, наиболее выдержанных и исторически достоверных, беспристрастно дающих представление о Советском Союзе в период с 1980 по 1991 гг.

   Оглавление:
  
ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС СОВЕТСКОГО СОЮЗА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 80х гг. XX столетия......................................................................................глава I
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СССР В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 80Х гг. XX столетия....................................................................................... глава II
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЙ  КУРС
СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 80х гг. 
XX столетия...............................................................................................................................глава III
ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС
СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 80х гг. 
XX столетия...............................................................................................................................глава IV
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ СССР В 80х гг. XX столетия....................................................................................................................................................................глава V
ОБРАЗОВАНИЕ, ЗДРАВООХРАНЕНИЕ, КУЛЬТУРА И СПОРТ СССР В 80х гг. 
XX столетия.........................................................................................................глава VI  оформляется
"ПЕРЕСТРОЙКА". 1985-1991 г..........................................................................................................................................................................................................глава VII
БЕЛОВЕЖСКИЕ СОГЛАШЕНИЯ.
ЛИКВИДАЦИЯ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК...............................................................................................................................
глава VIII
Общие экономические показатели РСФСР к 1990 г. в сравнении с олигархической Россией 2013 г...................................................................................................................

 


--------------------------------------------------------------------------------

I   

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС СОВЕТСКОГО СОЮЗА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 80х гг. XX столетия.

Принятая в 1977 г. Конституция характеризовала построенное в СССР развитое социалистическое общество как общество, «в котором на основе сближения всех социальных слоев, юридического и фактического равенства всех наций и народностей возникла новая историческая общность людей — советский народ. Народ провозглашался главным субъектом власти и законотворчества в стране. «Власть в СССР принадлежит народу. Народ осуществляет государственную власть через Советы народных депутатов... все другие государственные органы подконтрольны и подотчетны Советам», — гласила ст. 2 новой Конституции. В других статьях декларировалось равноправие граждан вне зависимости от расовой и национальной принадлежности (ст. 34);  в Конституции было также заявлено, что «экономика страны составляет единый народнохозяйственный комплекс» (ст. 16); в стране имеется «единая система народного образования» (ст. 25). В то же время Основной Закон страны утверждал, что «за каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР» (ст. 72), каждая союзная автономная республика имеет свою Конституцию, учитывающую и «особенности» (ст. 76, 82), территория республик «не может быть изменена» без их согласия (ст. 77, 83), «суверенные права союзных республик охраняются Союзом ССР» (ст. 81).

  Из 123 общностей, выявленных переписью СССР 1979-го года, к нациям отнесены 36, народностям — 32, национальным группам — 37, этническим — 18 национальностей. Стоит отметить, что в Советском Союзе начала 80х представители абсолютно всех национальностей имели равные возможности для реализации своих жизненных интересов, что ярко контрастирует на фоне постсоветской России (особенно периода лихих 90х гг).

Все Советы народных депутатов — Верховный Совет СССР, Верховные Советы союзных и автономных республик, краевые, областные и другие Советы составляли единую систему органов государственной власти. Во главе системы находился двухпалатный Верховный Совет СССР, состоящий из Совета Союза и Совета Национальностей. Его обя­занностями являлись: принятие и изменение общесоюзной Конституции, включение в состав Союза новых республик, утверждение государст­венных бюджетов, планов социального и экономического развития. В перерывах между сессиями Верховного Совета СССР его функции выполнял Президиум.

 

 

Высшим исполнительным и распорядительным органом власти являлся Совет министров СССР, в который наряду с председателем, заместителем председателя, министрами и председателями государственных комитетов входили председатели советов министров союзных республик. К концу 70-х годов СССР насчитывал почти 90 центральных министерств и ведомств.

Главой государства являлся Генеральный секретарь Центрального Комитета  КПСС.
/ Должность избиралась Центральным Комитетом КПСС. В Центральном Комитете КПСС должность Г. с. ЦК впервые установлена пленумом ЦК, избранным 11-м съездом РКП(б) (1922). Пленум избрал Генеральным секретарём ЦК партии И. В. Сталина. С Сентябрьского пленума ЦК КПСС (1953) избирался Первый секретарь ЦК КПСС.
23-й съезд КПСС (март — апрель 1966) восстановил должность Г. с. ЦК КПСС. В Уставе партии, принятом 23-м съездом КПСС, записано: «Центральный комитет избирает Генерального секретаря ЦК КПСС» (§ 38). Состоявшийся после съезда в апреле 1966 пленум ЦК КПСС избрал Генеральным секретарём ЦК КПСС Л. И. Брежнева. Пленум Центрального Комитета КПСС, избранного 24-м съездом партии (апрель 1971), вновь избрал Генеральным секретарём ЦК КПСС Л. И. Брежнева./

Ядром политической системы общества развитого социализма называлась Коммунистическая партия. Статья шестая Основного Закона закрепляла за КПСС роль руководящей и направляющей силы общества, определяющей генеральную перспективу его развития, линию внутренней и внешней политики. (на 1981 г. - 17,5 млн. членов КПСС). В 1982 г. партийная структура включала 14 ЦК компартий союзных республик, 6 крайкомов, 150 обкомов, 2 горкома, приравненных к обкомам (Московский, Киевский), 10 окружкомов, 872 горкома, 631 городской райком, 2885 сельских райкомов, 419,7 тыс. первичных партийных организаций. Таким образом, одних только первых лиц в партийной иерархии в начале 80-х годов набиралось (если не считать первичные парторганизации, 80% которых состояли из 3—45 членов партии) 4570 человек.

 Подтверждалась основа экономической системы — социалистическая собственность на средства производства в двух ее формах: государственной и кооперативно-колхозной. Нельзя забывать и о т.н. личных подсобных хозяйствах в СССР. В 1981 г. ЦК КПСС счел необходимым принять постановление о дополнительных мерах по развитию личных подсобных хозяйств, предусматривавшее создание условий - и материальных, и моральных, - которые повышали бы заинтересованность граждан в ведении таковых, и прежде всего - в выращивании скота и птицы.

В Конституции 1977 года статьей №11 оговорена была значимая для всего общества норма:
«Статья 11. Государственная собственность — общее достояние всего советского народа, основная форма социалистической собственности. В исключительной собственности государства находятся: земля, её недра, воды, леса. Государству принадлежат основные средства производства в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, имущество организованных государством торговых, коммунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество, необходимое для осуществления задач государства». Нормы права, закреплённые в конституционных статьях, не были высосаны из пальца. Они были нормами жизни. Ими определялась вся советская повседневность 70-х- 80х  годов. Советские основы бытия, опиравшиеся на социалистическую собственность, определяли всё остальное, что обыденно окружало людей той эпохи.

Какой полноценной была статья о праве на труд, «то есть на получение гарантированной работы с оплатой труда в соответствии с его количеством и качеством и не ниже установленного государством минимального размера, включая право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, профессиональной подготовкой, образованием и с учётом общественных потребностей».  Государство обеспечивало право «на получение гарантированной работы», то есть право жить в обществе, в котором нет безработицы. Горький смысл исключения этого права — и из жизни, и из расстрельной Конституции РФ 1993 года — за минувшие два десятилетия познали многие миллионы соотечественников!

Государство могло гарантировать и гарантировало право на труд. То была совсем не бумажная гарантия: Советская власть не сомневалась, что «это право обеспечивается социалистической системой хозяйства, неуклонным ростом производительных сил, бесплатным профессиональным обучением, повышением трудовой квалификации и обучением новым специальностям, развитием систем профессиональной ориентации и трудоустройства». Всё дело в том, что собственность была социалистической, прежде всего общенародной, и распоряжалось ею государство, то есть Советы. Распоряжалось, скажем прямо, не во всём разумно, не всегда оптимально, но оно никогда не обкрадывало человека труда, чтобы набили карманы магнаты-олигархи.


С приходом Л.И. Брежнева к руководству (1964 г.) было остановлено культивировавшееся в хрущевскую эпоху массовое закрытие церквей, прекратились гонения на Церковь: тогдашний Патриарх Пимен сидел в торжественных президиумах, увешанный советскими орденами. Всякая оскорбительная антирелигиозная пропаганда была на государственном уровне полностью прекращена ещё в 1964 году. Если что-то и писалось про Церковь в официальных советских изданиях, то подчёркнуто корректно, вроде того, что «наша Русская православная церковь вместе со всем советским народом успешно борется за мир во всём мире!» Стоит отметить и тот факт, что множество церквей в начале восьмидесятых гг. начали реставрировать. Налицо было мирное сосуществование коммунистической идеологии и религии (любопытно, что далее, уже в перестроечную эпоху либералы искусственно раскрутят тему "гонений" церкви коммунистами, при том что советская власть и РПЦ  уже сосуществовали к этому моменту в полнейшей гармонии).

В стране, где два основных, государствообразующих народа — русские и украинцы — в общей совокупности составляли две трети населения СССР, личность Леонида Ильича Брежнева с его южным говором, всю жизнь попеременно писавшегося в документах то русским, то украинским, как нельзя лучше олицетворяла союз братских народов. Работа же его на посту первого секретаря ЦК республиканских компартий Казахстана и Молдавии способствовала тому, что и для этих народов он был своим человеком.

Если же говорить в целом о  национальной политике, то  советское руководство уделяло ей пристальнейшее внимание. Проявления в любых формах национализма и шовинизма  (будь то фашизм, сионизм, антисемитизм, русофобия  и т.п.) пресекались в советский период на корню. Это гарантировало внутриполитическую стабильность и благотворно влияло на развитие  государства в целом. На XXVI съезде партии  Генсек ЦК КПСС Л.И.Брежнев, в частности, сказал: "Мы против тенденций, направленных на искусственное стирание национальных особенностей. Но в такой же мере считаем недопустимым искусственное их раздувание". Говоря о национализме, пожалуй, стоит напомнить о т.н. диссидентском движении в СССР.  Наиболее существенным в этом диссидентстве было то, что оно в основном противоречило русскому началу. По словам публициста Т. Глушковой, «здесь никогда не было опоры на традицию, национальную традицию (и тем самым культуру), а одни лишь "хельсинкские" и тому подобные соглашения. Мы увидим борьбу с точки зрения западных ценностей, не менее, а более чуждых, враждебных русскому духу, чем даже здешний коммунистический интернационализм или атеизм». Диссидентство, сопровождавшееся оживлением сионизма в Советском Союзе, стало дополнительном пищей для бытового антисемитизма, также оживившегося к 70-м годам и плавно перетекшего в 80е. Безусловно, корни советского диссидентства лежат в неприятии радикально-настроенным национальным меньшинством  политики большинства. Поводом для протеста ,как правило, служили мифические права человека - универсальный на все времена повод для раскачивания внутриполитической обстановки.  Время показало, что миф о правах человека культивируется либеральной общественностью с единственной целью - захват власти со всеми вытекающими из этого последствиями. Интересно, что известная в диссидентских кругах «правозашитница» В. И. Новодворская на эту тему однажды разоткровенничалась: «Я лично правами человека накушалась досыта. Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею, как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР.  Идея отслужила свое, и хватит врать про права человека и про правозащитников» (Правда. 1994. 30 ноября). Диссидентские призывы к конвергенции социализма с капитализмом имели под собой четко обозначенную цель - захват материальной базы государства узкой группой лиц (что в дальнейшем, в результате сокрушительной "перестройки" с последующим разрушением государства, и случилось).  Важным моментом, который стоит упомянуть говоря о диссидентстве, является то, что  этой категории советских граждан активно содействовало американское Центральное Разведывательное Управление. Известно, например, что к 1975 г. это управление разными способами участвовало в издании на русском языке более 1500 книг антисоветских авторов. Все это на несколько порядков увеличивало силу ,собственно, диссидентской составляющей. Диссиденты с "Голосом Америки" вместе составили систему с сильнейшим кооперативным эффектом, а в такой системе бессмысленно оценивать силу по количественным размерам отдельных элементов. Люди старшего поколения помнят еще "самиздат" - издание идеологической продукции диссидентов. Но его влияние нельзя верно оценить, если не учесть, что почти все его материалы к тому же зачитывались по радио, а "голоса" слушала значительная часть т.н. либеральной интеллигенции. Официальная власть вполне отдавала отчет возможным последствиям подобных проявлений, поэтому диссидентство признавалось одной из главных опасностей, грозящих целостности государства (политика советского руководства была абсолютно верной, так как именно диссиденты и их апологеты стали тараном против СССР в период т.н. горбачевской  "перестройки"; "болотные" же "последыши" тех диссидентов теперь метят и в целостность Российской Федерации). Меры по искоренению этой раковой опухоли принимались чрезвычайные ( но ,как оказалось в дальнейшем, - недостаточные).

Сближение уровня развития многих входивших в состав СССР народов, их взаимное ознакомление с культурой и традициями друг друга были вполне реальными результатами развития страны в 80-е годы . Русский язык, на котором говорило подавляющее большинство граждан СССР, стал общепринятым языком межнационального общения. У многих советских людей чувство советского патриотизма было никак не менее сильным, чем чувство местного (русского, украинского, казахского и т.д.) патриотизма. Они не видели противоречия между этими чувствами, за исключением сравнительно узких кругов националистически настроенных граждан и нескольких областей, где эти круги пользовались влиянием на общественное мнение (как, например, на Западной Украине).

II

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ
СССР В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 80Х гг. XX столетия.

   Советский Союз вступил в 80е годы, располагая огромным национальным богатством и  гигантскими производственными фондами. Только за 1971-1980 гг. они выросли более чем вдвое и достигли в 1980 г. 1 854 млрд. руб. Очевиден тот факт, что в означенный период СССР способен был обеспечить свое народное хозяйство в подавляющем большинстве собственным сырьем и топливом. Научно-технический и производственный потенциалы нашей страны поражали своими масштабами. Советский Союз располагал многомиллионной армией знающих и опытных специалистов. За 1971-1980 гг. прирост национального дохода СССР составил 55%, производство промышленной продукции увеличилось на 78%. Доля СССР в мировом промышленном производстве составила к 1980 г. 20% (для сравнения: в 1922 г. - 1%).

В марте 1985 года Генеральным секретарем ЦК КПСС стал М.С. Горбачев, зачинатель «перестройки». Предшествовавший этому период в буржуазной литературе называют «застойным», хотя в эти годы экономика СССР развивалась более быстрыми темпами, чем экономика США. Так, с 1981 по 1985 гг. среднегодовой прирост национального дохода в СССР составлял 3,6 процента, а в США – 2,5%.

Справедливости ради отметим, что «застойные явления» в экономике СССР начались при «позднем Горбачеве». Так, в 1990 году по сравнению с 1989 годом валовый национальный продукт снизился на 2%, произведенный национальный доход – на 4%, производительность общественного труда – на 3%. Но это были еще «цветочки», катастрофический «обвал» экономики начнется уже при Ельцине - в капиталистической России.

Но вернемся в 1985 год. Итак, в этот год на долю СССР приходилось 20% мирового промышленного производства (доля царской России в 1913 году – 4%). Из общего мирового итога на долю социалистических стран приходилось более 40% промышленного производства, развивающихся стран – примерно 7% и развитых капиталистических стран – около половины. Продукция социалистических стран составляла более трех четвертей от объема в развитых капиталистических странах.

К 1985 году СССР производил промышленной продукции больше, чем ее производилось во всем мире в 1950 году. По общепринятым в ООН показателям экономического и социального развития СССР находился на 2-м месте в мире после США.

В 1985 году промышленность СССР занимала в мире первое место по добыче нефти, газа, железной руды, производству чугуна, стали, кокса (1983г), минеральных удобрений (в пересчете на 100% питательных веществ), тракторов (по суммарной мощности двигателей), сборных железобетонных конструкций и изделий, цементу (1982г.), пиломатериалам, шерстяной ткани, обуви, животного масла

Второе место в мире мы занимали в целом по производству промышленной продукции, электроэнергии, продукции химической промышленности (1982г), серной кислоте в моногидрате, продукции машиностроения, вывозке древесины (1982г), сахара-песка (из отечественного сырья) (1982г). По всем вышеперечисленным показателям в 1985 году СССР опережал европейские страны.

В 1985 году в СССР менее чем за месяц производилось столько общественного продукта и национального дохода и за 14 дней – продукции промышленности, сколько за весь 1940 год.

За один день производилось такое количество электроэнергии, для производства которого в 1940 году потребовалось бы 32 дня, нефти (включая газовый конденсат) – 19 дней, стали – 8 дней, минеральных удобрений – 44 дня, тракторов – 19 дней, цемента – 23 дня, а для добычи газа – более полугода.

Социализм дал советским людям такие блага, о которых трудящиеся дореволюционной России могли лишь мечтать. В СССР были ликвидированы все эксплуататорские классы и эксплуатация человека человеком, не было нищеты.

В СССР в исторически короткий срок, к концу 1930 года, впервые в мировой истории была полностью ликвидирована безработица. В стране была обеспечена полная занятость трудоспособного населения.

Социалистический принцип “от каждого - по способностям, каждому - по труду” гарантировал советскому человеку право на труд и на материальное обеспечение. Высокие и устойчивые темпы развития общественного производства обеспечили быстрый рост народного богатства.

Национальный доход СССР увеличился в 1985 году, по сравнению с 1913 г. в 70 раз, а реальные доходы рабочих в сравнении с дореволюционным уровнем увеличились в 10 раза, крестьян – в 14 раз. Трудовая неделя рабочих и служащих сократилась на 18 часов и составила 40 ч; продолжительность рабочего дня уменьшилась с 11-14 до 8 часов.

В 1985 году плата населения за жилье и коммунальные услуги составляла менее одной трети эксплуатационных расходов государства на содержание жилищного фонда и коммунального хозяйства. В СССР квартирная плата оставалась неизменной с 1928 года и составляла, включая коммунальные услуги, в среднем 3% всех расходов в семьях рабочих и служащих (в царской России - 20-30%).

После Великой Октябрьской социалистической революции трудящиеся перебрались из подвальных трущоб и бараков в коммунальные квартиры. По мере развертывания в стране жилищного строительства советские семьи стали переезжать в отдельные благоустроенные квартиры.

В 1985 году в среднем за один день сдавалось в эксплуатацию 5,5 тыс квартир, или примерно за три дня вводилось столько жилья, сколько необходимо для города с населением 60 тысяч человек.

С 1918 по 1985 гг. ввод в действие общей (полезной) площади жилищ составил 4060 млн кв м, в том числе государственными и кооперативными предприятиями и организациями и жилкооперацией – 2489 млн кв м, населением за свой счет и с помощью государственного кредита – 1479 млн кв м, колхозами – 92 млн кв м.

В 1985 году более 80% городского населения жило в отдельных квартирах.

В 1990 году в домах с центральным отоплением в городах проживало 77% семей, в сельской местности – 19%, с водопроводом – соответственно 82 и 22%, канализацией – 75 и 14%, горячим водоснабжением – 63 и 7%, ванной и душем – 70 и 12%.

СССР - первая в мире страна, которая ввела бесплатное образование и бесплатную медицинскую помощь. На народное просвещение и здравоохранение ежегодно расходовалась почти одна треть бюджетных средств государства.

Дореволюционная Россия имела всего 280 тысяч учителей, четыре пятых всех детей страны не имели возможности учиться. В 1989 году в СССР насчитывалось более 3,3 миллиона учителей. Советское государство поначалу ввело для всех детей всеобщее обязательное начальное образование, затем восьмилетнее обязательное обучение, а после этого - всеобщее среднее образование.

В дореволюционной России насчитывалось всего лишь 28 тысяч врачей и на каждого из них приходилось в среднем более 5 тысяч человек населения. В 1985 году СССР занимал первое место в мире по обеспеченности населения врачами. В 1989 г. в СССР было 1 млн 284 тысячи врачей и на каждого из них приходилось в среднем по 225 человек.

В дореволюционной России пенсий для рабочих и крестьян не существовало. Советская власть создала устойчивую и гарантированную систему пенсионного обеспечения.

Детская смертность за годы советский власти уменьшилась в 10 раз. Средняя продолжительность жизни советских людей достигла 70 лет. В царской России она составляла лишь 32 года.

Дореволюционная Россия по уровню образованности населения занимала одно из последних мест в Европе. Три четверти ее населения не знало грамоты. Население Советской страны стало самым образованным в мире. В 1989 году в СССР 130,6 млн человек имело высшее, полное и неполное среднее образование. Общая численность работников, занимающихся преимущественно умственным трудом, в 1985 г. достигла свыше 42 млн человек. В СССР в 1985 году насчитывалось около 1,5 млн научных работников – это четверть всех научных работников в мире.


Соотношение основных показателей развития экономики СССР и США


Национальный доход СССР в % к США

1960г – 58

1970г – более 65

1980г – 67

1985г – 66

Продукция промышленности СССР в % к США

1960г – 55

1970 – более 75

1980 – более 80

1985 – более 80

Продукция сельского хозяйства СССР в % к США

1956-1960гг – более 70

1971-1975гг – примерно 85

1976-1980гг – примерно 85

1981-1984гг – примерно 85

Производительность труда в промышленности СССР в % к США

1960г – 44

1970г – примерно 53

1980г – более 55

1984г – более 55

Производительность труда в сельском хозяйстве в среднем за 1966-1984гг – примерно 20-25

Каждый может сегодня «взять статистику» (например, «Белую книгу» об экономической реформе в России) и убедиться, что, согласно всем главным показателям, прежде всего по инвестициям, призрак катастрофы в середине 80-х годов мог привидеться только в больном воображении. Никаких признаков коллапса, внезапной остановки дыхания хозяйства, не было. Даже у тех, кто в этот назревающий коллапс верил, это были лишь предчувствия, внушенные постоянным повторением этой мысли «на кухнях». Достаточно посмотреть на массивные, базовые показатели, определяющие устойчивость экономической основы страны. Никто в этих показателях не сомневался и не сомневается.

*Таблица. Основные экономические показатели СССР  за 1980—1990 гг.

 

1980

1985

1986

1987

1988

1990

Валовой национальный продукт (в фактически действовавших ценах), млрд. руб.

619

777

799

825

875

943

Производственные основные фонды всех отраслей народного хозяйства (в сопоставимых ценах 1973 г.),  млрд. руб.

1150

1569

1651

1731

1809

1902

Продукция промышленности (в сопоставимых ценах 1982 г.), млрд. руб.

679

811

846

879

913

928

Продукция сельского хозяйства (в сопоставимых ценах 1983 г.), млрд. руб.

188

209

220

219

222

225

Ввод в действие жилых домов, млн. кв. м

105

113

120

131

132

129

Отправление грузов транспортом общего пользования,  млрд. т

11,9

12,3

12,8

13,1

13,2

13,0

Мощность электростанций, млн. квт

267

315

322

332

339

341

Добыча топлива (в пересчете на условное), млн. т.

1896

2073

2166

2230

2287

2271


"Светоч диссидентства", академик, А.Д.Сахаров, писал в 1987 г.: «Нет никаких шансов, что гонка вооружений может истощить советские материальные и интеллектуальные резервы и СССР политически и экономически развалится - весь исторический опыт свидетельствует об обратном».
 

_*Допустим, А.Д.Сахарова в кругах интеллигенции считали «пророком общего назначения», неискушенным в экономике. Но ведь и согласно чисто экономическим критериям никакого неотвратимого приближения фатального кризиса в СССР не наблюдалось. Вот недавний ретроспективный анализ экономического состояния СССР, обобщенный в статье экономиста из МГУ Л.Б.Резникова: «Исключительно важно подчеркнуть: сложившаяся в первой половине 80-х годов в СССР экономическая ситуация, согласно мировым стандартам, в целом не была кризисной. Падение темпов роста производства не перерастало в спад последнего, а замедление подъема уровня благосостояния населения не отменяло самого факта его подъема».

_*Отсутствие кризиса было зафиксировано не только в докладах ЦРУ, опубликованных позже, но и в открытых работах американских экономистов. Л.Б.Резников цитирует американских экономистов М.Эллмана и В.Конторовича, специализирующихся на анализе советского хозяйства, авторов вступительной статьи к книге «Дезинтеграция советской экономической системы» (1992): «В начале 80-х годов как по мировым стандартам, так и в сравнении с советским прошлым дела... были не столь уж плохи». Ухудшаться они стали именно под воздействием вносимых в ходе перестройки изменений, с энтузиазмом встреченных интеллигенцией. По данным тех же американских экономистов, «если в 1981-1985 гг. среднегодовой бюджетный дефицит составлял всего 18 млрд. руб., то в 1986-1989 гг. - уже 67 млрд. В 1960-1987 гг. в среднем за год выпускалось в обращение 2,2 млрд. руб., в 1988 г. - уже 12 млрд., в 1989 г. - 18 млрд., а в 1990 г. - 27 млрд. руб.».

Тем не менее, вывод о «неэффективности» нашего хозяйства овладел умами интеллигенции. Почти никто в нем не усомнился, не потребовал мало-мальски серьезной проверки. А ведь основания для сомнений были налицо. Вот самые грубые, бросающиеся в глаза методологические подтасовки, на которых стоит этот вывод:

_*1. В качестве стандарта сравнения для экономики СССР были взяты развитые капиталистические страны («первый мир») - очень небольшая группа, в которой проживает лишь 13% человечества. Этот выбор абсолютно ничем не обоснован ни исторически, ни логически. Самые элементарные критерии подобия, необходимые для такого сравнения (например, почвенно-климатические), не соблюдаются.
_*2. Страны первого мира, взятые за образец, получили для своего развития огромный стартовый капитал за счет ограбления колоний. На эти деньги было создано «работающее» до сих пор национальное богатство (дороги, мосты, здания, финансовый капитал и т.д.). СССР не имел таких источников, Россия не эксплуатировала, а, наоборот, инвестировала национальные окраины. Отставание в накопленном национальном богатстве колоссально, и форсированное преодоление этого разрыва отвлекало от «эффективного наполнения прилавков» очень большие ресурсы.

_*3. Экономическое и технологическое развитие протекает исключительно нелинейно. Сравнивать системы, находящиеся на разных стадиях своего жизненного цикла, неправомерно. В частности, СССР в 70-80-е годы вошел примерно в ту фазу индустриального развития, которую Запад прошел в 30-е годы с тяжелейшим структурным кризисом. Необходимость структурной перестройки производства в СССР переживалась болезненно, но несравненно более мягко, нежели на Западе в период «Великой депрессии». Напротив, в 50-60-е годы никому и в голову не приходило говорить о неэффективности плановой экономики. В те годы виднейшие американские экономисты писали, что рыночная экономика, конечно, менее эффективна, чем плановая, но это - та плата, которую Запад должен платить за "свободу".

_*4. Капиталистическая экономика существует в форме единой, неразрывно связанной системы «первый мир - третий мир». Т.н. развитые страны представляют собой лишь витрину, небольшую видимую часть айсберга этой системы. Эта часть потребляет около 80% ресурсов и производит около 80% вредных отходов. Массивная часть («третий мир») поставляет минеральные, энергетические и человеческие ресурсы и принимает отходы. Создав экономические и политические рычаги (внешний долг, подготовка элиты, коррупция администрации, военная сила), первый мир за последние десятилетия построил эффективную систему сброса в третий мир не только отходов и вредных производств, но и собственной нестабильности и кризисов.
_*«Третий мир» выдает на гора все больше сырья, сельскохозяйственных ­продуктов, а теперь и удобрений, химикатов, машин - а нища­ет. Соотношение доходов 20% самой богатой части населения Земли к 20% самой бед­ной бы­ло 30:1 в 1960 г., 45:1 в 1980 и 59:1 в 1989. В начале 90-х годов это соотношение достигло 150:1[4]. Латинская Америка при весьма высоком уровне развития и образования была погружена за 80-е годы в тяжелейший кризис при постоянном росте производства и извлечения природных ресурсов. Некоторым странам позволяют выйти из кризиса исходя из сугубо по­литических соображений (Чили - ради борьбы с социалистически­ми идеями, Мексике - как соседу США, «буферной социальной зоне»).

Если вести речь о планах советского руководства по развитию экономики в 80-90х гг, похеренных губительными горбачевскими реформами, то нельзя не упомянуть о  перспективах развития и формирования новых территориально-промышленных комплексов (ТПК) в стране, характерных для экономики развитого социализма. ТПК являлись ключевыми звеньями советской экономики, и подразумевали последовательное углубление специализации, приоритетное развитие профилирующих отраслей конкретных регионов, соответственно, увеличение масштабов производства и "обрастание" отраслей специализации сопутствующими и обслуживающими. Районами ускоренного экономического развития, а следовательно и продолжение работ по созданию на базе их природных ресурсов ТПК , в начале 80х гг были намечены: зона БАМа, Канско-Ачинский угольный бассейн, юг Красноярского края, тер. Западно-Сибирской низменности, тер. Тимано-Печерской провинции и др. Регионы Сибири, Казахстана, республик Ср.Азии, тер. европейской части и Урала были определены XXVI съездом КПСС как макрорегионы, где дополнительно сформируются мощнейшие ТПК с высочайшей  концентрацией энергетических производств. Главным направлением экономической стратегии в европейской части страны и на Урале был признан курс на эффективное использование уже созданного здесь производственного потенциала путем реконструкции и технического перевооружения действовавших предприятий, без увеличения занятых. Если говорить простым языком, то советское руководство недвусмысленно заявляло о планах по модернизации текущих производств и увеличении производительности труда! Следует напомнить, что  XXVI съезд КПСС, проходивший с 23 февраля по 3 марта 1981 года, на заре 11-й  пятилетки, принял проект Основных направлений экономического и социального развития СССР на 1981-1985 годы и на период до 1990 года, подразумевавший ускоренный экономический рост страны с тотальной модернизацией производств и значительным увеличением производительности труда во всех отраслях. Вспоминая этот съезд, нельзя не отметить и выступление Ген.секретаря ЦК КПСС, Л.И.Брежнева, в котором он фактически задал вектор экономического развития страны, указав на  проблемные места экономики. Были упомянуты и потери сельскохозяйственной продукции при хранении и транспортировке, и недостаточность ассортимента продовольственных товаров в отдельных регионах страны, и серьезные проблемы с качеством дорог, и многое другое. Указаны были и методы решения проблем.

Сегодня, оглядываясь назад, особенно остро чувствуешь, как мирное время шестидесятых—восьмидесятых годов несправедливо оболгано и оклеветано нынешней пропагандой. Что можно поставить этому времени в вину? Очереди за продуктами в магазинах? Они казались в то время вполне естественным следствием урбанизации — да, колхозники переселяются в города, сельское население быстро сокращается, и продуктов порой не хватает.  «Что вы хотите, деревни-то обезлюдели, работать на земле стало некому!» — так часто приходилось слышать в те годы. Увы, очереди были, но здесь налицо подмена понятий, лукавый приём новой пропаганды. Очереди-то ведь были в государственные магазины за продуктами по искусственно заниженным ценам! И следует оговорить особо: хлеб фантастически дешёвый был везде и всюду, без всяких очередей и ограничений. Никто в Советском Союзе не был голодным. Если хочешь купить мясо по два рубля за килограмм — да, приходилось постоять в очередях. Не хочешь очередей — иди на рынок! На рынках, по рыночным ценам, было всё и всегда и без всяких очередей — парная вырезка, домашние молочные продукты, любые фрукты и овощи, всё, что только душа пожелает! Разница с постсоветским временем заключается лишь в том, что теперь нет государственных магазинов с неправдоподобно низкими, дотационными ценами. Если бы такие магазины существовали сегодня, то в них тоже стояли бы очереди — иначе и быть не может, иначе не бывает нигде и никогда. У каждого в конце концов имелся выбор — идти в магазин или на рынок.

Какой , в итоге, вывод мы можем сделать, основываясь на вышеизложенном? Без сомнений, СССР первой половины 80х был самодостаточной и стабильной страной. Каждому советскому человеку были гарантированы общенародным государством безопасность, крыша над головой, работа, полноценное питание, два выходных дня в неделю, один раз в год - оплачиваемый месячный отпуск, бесплатное лечение и образование, бесплатные занятия в кружках и спортивных секциях, а также достойное содержание по старости и инвалидности, дошкольникам – ясли и детские сады. Граждане СССР уверенно смотрели в завтрашний день.

Термин «эпоха застоя» был насильно навязан обществу в годы перестройки апологетами либеральных преобразований, а по существу -  людьми жадно рвущимися к власти, к захвату народной собственности (это невозможно опровергнуть, так история доказала правоту этих слов - в первой половине 90х государственная собственность была безжалостно распилена преступным ельцинским режимом!). В дополнение, о каком застое можно говорить, если темпы роста ВВП во времена Л.И. Брежнева устойчиво составляли 3—4% /а в конце шестидесятых годов достигали даже 7%/.

III

ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЙ  КУРС
 СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 80х гг. 
XX столетия.
 

  Советский Союз играл важнейшую роль  в международной жизни. СССР являлся одним из учредителей Организации Объединенных наций и постоянным членом Совета безопасности ООН. Советское руководство проводило в жизнь политику мирного сосуществования и взаимовыгодного сотрудничества с капиталистическими государствами, при этом оставаясь на принципах твердого отпора агрессивным проискам империализма (прежде всего американского). Принципиальное единство взглядов по основным политическим проблемам и вопросам социально-экономического развития первой половины 80х гг утвердилось в рамках социалистического содружества, объединившего под своим крылом ряд стран: Болгарию, Венгрию, Въетнам, Германскую Демократическую Республику, Кубу, Лаос, Монголию, Польшу, Румынию, Чехословакию и Советский Союз. Принятая в 1971 г. Комплексная программа социалистической интеграции, переводила страны социалистического лагеря на качественно более высокий уровень взаимодействия. На июньском (1983 г.) пленуме ЦК КПСС Генеральный секретарь ЦК КПСС, Ю.В. Андропов говорил:

"Мы стремимся ... к качественно новому уровню экономической интеграции. Без нее уже сегодня невозможно представить себе жизнь стран социалистического содружества. В перспективе же интеграция станет все более глубокой, всеохватывающей и эффективной, надежно обеспечивая укрепление национальных экономик стран-участниц."
  Экономическая и политическая интеграция внутри Содружества Экономической Взаимопомощи, а также широкое экономическое партнерство с кап. странами   продолжалось даже несмотря на усилившееся в начале 80х гг. противодействие реакционных кругов Запада.

В 1980 г внешнеторговый оборот СССР достиг 94,1 млрд. руб., увеличившись по сравнению с 1970 г. более чем в 4 раза. На долю социалистических стран приходилось 53,7%, развивающихся - 12,7%, развитых капиталистических - 33,6% внешнеторгового оборота. Для примера: в период с 1976 по 1980 гг Советским Союзом было получено из стран СЭВ товаров на сумму 90 млрд.руб. Смягчение напряженности в международных отношениях в первой половине 70х гг. очень благотворно сказалось и на внешнеторговом балансе с кап. странами. В 1980 г. СССР торговал со 139 странами мира (в 1950 - с 44). Практически каждая отрасль производства участвовала во внешнеторговых связях. Советский Союз поставлял, в том числе в промышленно развитые страны, металлорежущие станки с программным управлением, прокатные станы,сварочные аппараты, электронное оборудование, авиационную технику, комплектное оборудование целых заводов. Одновременно рос оборот экспорта топлива и сырья: нефти, газа,угля,леса. По состоянию на 1 января 1981 года строились и намечались к строительству 4,2 тыс. предприятий, из них 4 тыс. - в социалистических странах, 1,2 тыс - в развивающихся.

Задача, которую ставили перед собой страны члены СЭВ в начале 80-х годов, состояла в том, чтобы достигнуть обеспеченности основными продовольственными товарами за счет собственного производства.
В это время в результате углубления аграрно-промышленного сотрудничества в рамках СЭВ сложилась определенная специализация стран на производстве и взаимных поставках крупных товарных групп продукции аграрно-промышленного комплекса. Болгария, Венгрия, Республика Куба, Монголия и Румыния специализировались на производстве и поставках в ГДР, Польшу, СССР и Чехословакию сельскохозяйственного сырья и продовольствия; ГДР, Румыния и СССР – средств механизации и минеральных удобрений в Болгарию, Венгрию, Республику Куба, Монголию, Польшу и Чехословакию; Болгария и ГДР – химических средств защиты растений в остальные страны члены СЭВ; ГДР, Польша и Чехословакия – оборудования для пищевой промышленности в Болгарию, Венгрию, Монголию и СССР.
Межотраслевое разделение труда стран-членов СЭВ в аграрно-промышленной сфере дополнялось развитием внутриотраслевого разделения труда. При этом основными производителями и нетто-экспортерами на рынок СЭВ основных видов сельскохозяйственной продукции являлись Болгария, Венгрия и Румыния, а основными ее импортерами – ГДР, Республика Куба, Монголия, Польша Чехословакия. При этом СССР, Венгрия и Румыния специализировались на производстве и поставках зерна; Болгария, Венгрия и Румыния – свежих овощей и фруктов; Болгария, Венгрия, ГДР, Монголия и Румыния – мясо и мясопродуктов; Болгария, Венгрия, Польша и Чехословакия – куриных яиц.

Среди капиталистических стран по доле во внешнеторговом обороте СССР  (1980 г.) первое место занимала ФРГ - 6,1%, затем Финляндия - 4,1%, Франция  - 4%, Италия - 3,2% и Япония - 2,9%. На долю этих стран приходилось 2/3 оборота между СССР и развитыми капиталистическими странами.

IV

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС
 СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 80х гг. 
XX столетия.

  Если к 1975 году, после подписания т.н. Заключительного акта общеевропейского совещания в Хельсинки, между странами соц. лагеря и Западом воцарился "мир" на паритетных началах, то уже к 1980 г. в связи с конфликтом из-за ракет средней дальности, размещенных США вблизи советских границ, афганским и польским кризисами, отношения противоборствующих  стран в т.н. "холодной войне"  резко ухудшились.

Как известно, еще в 1977 г. советско-афганская граница была одной из самых надежных и спокойных. С 1919 г. афганские монархи демонстрировали самые добрые чувства к северному соседу и получали от него экономическую помощь и международную поддержку. Советско-афганские отношения можно было бы сравнить с советско-индийскими – разные общественные системы не мешают дружбе. Однако, в 1977 г. во внутренней политике Афганистана произошли резкие изменения, связанные с желанием тогдашнего  , проиранского руководства во главе с президентом М.Дадуом, удалить из правительства представителей т.н. "левых" партий: Народно-демократической партии Афганистана (НДПА) и Объединенного фронта коммунистов Афганистана (ОФКА). Заметим, что позиции сторонников социалистического курса во внутренней политике Афганистана были к тому времени очень сильны.В этих условиях один из лидеров "левых"  – Х.Амин отдал приказ сторонникам НДПА в армии начать «революцию». На следующий день 26 апреля и он, как и значительная часть других членов "актива" НДПА,  оказался в тюрьме, но машина переворота была запущена. Стоит отметить, что анализ последующих действий руководства СССР и характер дискуссий в Политбюро не подтверждает версию об участии советской стороны в перевороте даже какими-либо "рекомендациями"! В результате гос. переворота в Афганистане, провозглашенного революцией, к власти пришел Военно-революционный совет, вскоре преобразованный в Революционный совет во главе с лидером «халькистов»  (радикальная фракция НДПА "Хальк") Н.Тараки. Все государственное руководство сосредоточилось в руках Н.Тараки и Х.Амина. Однако внутрипартийная борьба и усилившаяся конфронтация в афганском обществе привели страну в начале 1979 г. ,фактически, к гражданскому противостоянию. Революционеры в этой тяжелой обстановке связывали свои расчеты с СССР. К чести советского руководства можно сказать, что оно «упиралось» изо всех сил, стремясь избежать прямого участия советских войск в конфликте. Особенно интенсивно вопрос о советском вмешательстве стал обсуждаться в Политбюро ЦК КПСС после того, как 15 марта 1979 г. в Герате началось мощное восстание против режима НДПА. Н.Тараки и Х.Амин "бомбардировали" Москву просьбами о помощи. 17 марта Политбюро обсуждало этот вопрос в отсутствие Брежнева. Исходную посылку сформулировал А.Громыко: "Мы ни при каких обстоятельствах не можем потерять Афганистан. Вот уже 60 лет мы живем с ним в мире и добрососедстве". Более решительно руководители СССР выступали против вторжения на заседаниях Политбюро 18-19 марта. Видимо, отрицательное решение уже было принято узкой группой «силовых» членов этого органа.

По словам Андропова, «для нас совершенно ясно, что Афганистан не подготовлен к тому, чтобы сейчас решать все вопросы по-социалистически. Там огромное засилье религии, почти сплошная неграмотность сельского населения, отсталость в экономике и т.д. Мы знаем учение Ленина о революционной ситуации. О какой ситуации может идти речь в Афганистане, там нет такой ситуации. Поэтому я считаю, что мы можем удержать революцию в Афганистане только с помощью советских штыков, а это совершенно недопустимо для нас».  «Ввести свои войска, – продолжал председатель КГБ, – это значит бороться против народа, давить народ, стрелять в народ». Вскоре и в  личной встрече Тараки с главой СССР, Л.И.Брежневым, Генеральный секретарь повторил информацию об отказе от ввода войск. Внутреполитическая борьба в Афганистане, тем временем, нарастала с новой силой. Внутрепартийный конфликт лидеров Тараки и Амина вылился в очередной государственный переворот. 8 октября 1979 г. Тараки был убит сторонниками Амина. Этим Амин надеялся не только ослабить внутрипартийную оппозицию, но и покончить с попытками СССР найти ему альтернативу. По советским данным с середины сентября по декабрь в Афганистане было казнено около 600 человек, в том числе – просоветски настроенные сторонники Тараки. Отныне Амин рассматривался в Кремле не как товарищ, а как коварный, на все способный преступник. Убийство Тараки спровоцировало психологический перелом, который в конечном итоге привел к принятию решения о вводе войск. Но это было не единственное обстоятельство, способствовавшее изменению настроений в Кремле.

Решающим обстоятельством для советского правительства стала радикальная переориентация внешней политики Амина в сторону США. Драма превращения союзника в агрессивного противника, доказывающего свою лояльность Америке враждебными действиями против СССР, могла разыграться у самых границ СССР. Это несло угрозу стратегической безопасности страны. У границ СССР мог возникнуть агрессивный террористический проамериканский режим, проводящий в отношении Советского Союза политику, подобную китайской политике 60-х гг. Жискар д'Эстен вспоминает об аргументах Брежнева на их встрече в Варшаве в 1980 г.: "Если бы не вмешался ограниченный советский воинский контингент, – сказал Брежнев, – то уже в январе Афганистан превратился бы во враждебный для Советского. В записке Андропова, Громыко, Устинова и Пономарева в Политбюро (секретной и потому откровенной) говорилось о том, что с ведома Амина распространялись «заведомо сфабрикованные слухи, порочащие Советский Союз и бросающие тень на советских работников в Афганистане». Для них были установлены ограничения на контакты с местными жителями. Это лишний раз доказывало враждебность нового руководства Афганистана по отношению к СССР.

Как известно, идеи исламского радикализма проникали в советскую Среднюю Азию уже в 60-е – начале 70-х годов. Широко распространялись различные пропагандистские издания международных организаций ветви «Братья-мусульмане» (в частности, книга «Хаддят-Уль-Гурабо»), где писалось: «…Поскольку в этой стране [СССР] те, кто изучает религию Ислама, находятся в положении чужих и не имеют никаких прав, мы назвали свою книгу «Хаддят-Уль-Гурабо» – «дар находящимся на чужбине»… ». В этой книге, также как и в других изданиях, звучали призывы к активизации антисоветской деятельности и к борьбе за освобождение своих территорий.

Нелишне напомнить, что борьба с так называемым «басмачеством» закончилась в СССР лишь к концу 30-х годов.

Несмотря на то, что подавляющее большинство жителей советской Средней Азии имело просоветский настрой, протестные настроения в республиках сохранялись.

Таким образом, дестабилизация советской Средней Азии в случае прихода к власти в Афганистане антисоветских сил могла стать реальностью, особенно при гарантии поддержки этих сил со стороны США и их союзников. И немаловажно, что в конце 70-х гг. в ряде стран Африки и Латинской Америки утвердились просоветские режимы. Поэтому отказ в помощи Афганистану означал бы потерю авторитета СССР в глазах союзников.

Уже в 1980–1981 гг. на территории Афганистана и за его пределами произошло формирование антиправительственных и антисоветских сил. Это организации, исповедующие идеи исламского радикализма. Основные из них: Исламская партия Афганистана (ИПА, руководитель Г. Хекматияр), Исламское общество Афганистана (ИОА, Б. Раббани, Национальный фронт спасения Афганистана (НФСА) во главе с А. Сайяфом) и ряд других.

Так называемые традиционалисты, которые пытались вернуть в страну бывшего монарха Захир-Шаха: Национальный фронт спасения (С. Моджадди), Национальный исламский фронт Афганистана (НИФА, С. Гилани), Движение исламской революции Афганистана (ДИРА, М. Мухаммади).

Проиранские, шиитские группировки, получающие широкую помощь от Исламской Республики Иран и пользующиеся поддержкой шиитского населения. Таковыми являлись организации, находящиеся под контролем Корпуса стражи исламской революции Ирана (КСИР) и иранской разведки: организация «Исламская сила», «Хезболлах» («Партия Аллаха»), «Стражи исламского джихада Афганистана» и другие.

Кроме того, на территории страны действовал ряд националистических и леворадикальных группировок, контролируемых Китаем.

Однако следует признать, что основную антисоветскую и антиправительственную борьбу вели исламские радикальные организации – Исламская партия Афганистана и Исламское общество Афганистана. Именно эти партии были основными получателями донорской помощи со стороны США и их союзников. Именно США вскормили исламский радикализм в регионе. По некоторым данным, объем помощи от США в отдельные годы достигал 200 млн. долларов. Не менее значимый вклад под давлением США оказывали Саудовская Аравия и другие страны. Тогда усиление подобных группировок, и исламского радикализма в целом США не беспокоило.

Таким образом, США уже в тот период продемонстрировали, что пресловутые двойные стандарты являются для них и их союзников столпами политики. Результатом их масштабной помощи стало активное перевооружение антисоветских группировок. Активную помощь этим организациям оказывали Саудовская Аравия и, как ни странно, Израиль. Общий объем помощи составлял около полумиллиарда долларов в год. Если вначале афганские моджахеды имели на вооружении устаревшие английские винтовки «БУР 303» и автоматы «АК-47», то уже в 1980–1981 гг. они владели 82-ми безоткатными китайскими орудиями, 12,7-ми зенитными пулеметами «ЗПУ-2» (китайский вариант) и противотанковыми минами в огромном количестве (в основном китайского и итальянского производства), а в начале 1986 г. - ракетами «Стингер».

  Другим важнейшим фактором, раскачавшем политическую стабильность  и взаимоотношения Советского Союза с т.н. "западным миром", являлся "Польский кризис", разразившийся на рубеже 70х-80х гг. Стоит отметить, что кризис был целенаправленно инспирирован западными кругами. Интересен и тот факт, что отдельные этапы "польского сценария" будут в дальнейшем опробованы и на других странах Восточной Европы в том числе и на самом СССР (в эпоху предательской политики Горбачева). Суть и цели  кризиса в Польше  красноречиво и достаточно лаконично можно продемонстрировать отрывком из доклада одного из помощников президента США в 1978 г., небезызвестного З.Бжезинского (доклад опубликован в 1983 г.):

"Наиболее перспективной тактикой в настоящее время является не немедленное уничтожение коммунизма, а применение определенных средств, преследующих целью укрепить оппозицию и ослабить таким образом коммунистическую партию.» Эту стратегию предполагалось опробовать на Польше: «Соглашения между США, их союзниками и Польшей должны быть направлены на укрепление зависимости Польши от Запада в области финансов, экономики, снабжения продуктами питания. Через незначительный промежуток времени начнет возрастать количество поляков, считающих, что только поддержка Запада является гарантией благополучия и прогресса... Следует разжигать в поляках антисоветские и антирусские настроения... На политических руководителей следует влиять таким образом, чтобы они заняли умеренную позицию в отношении диссидентов и выработали приемлемый вариант диалога с общественностью. В этом созданном политиками, профсоюзными деятелями, средствами массовой информации и отвлекающими маневрами климате наши действия должны способствовать дестабилизации обстановки в Польше. В этих условиях в партии возникнет смятение, а оппозиция приобретет новых сторонников".

  Как оказалось, силы для расшатывания стабильности в Польской Народной Республике у Запада нашлись. Массовое движение неповиновения, развернувшееся в Польше в начале июля 1980 г. на волне повышения розничных цен на качественное мясо, достаточно быстро дезорганизовало систему власти. К концу года управляемость страной была по существу потеряна. Изначально протест выглядел , как стихийная инициатива трудовых масс навести порядок в продовольственной системе республики, но очень быстро в движение просочились т.н. представители либеральной интеллигенции, в следствии чего волнения приобрели четко организованный антиправительственный характер.

 В августе 1980 г. был создан Межзаводской забастовочный комитет (МЗК) во главе с рабочим Л.Валенсой (как оказалось в последствии,  завербованным  ранее Центральным Разведовательным Управлением США). Число забастовщиков к этому времени достигло 600 тысяч. 10 ноября был официально зарегистрирован независимый профсоюз «Солидарность», который быстро превратился в массовое народное движение. Это решение было воспринято руководителями стран Варшавского договора как крупное поражение. Причем некоторые из них были настроены гораздо радикальнее советского руководства. В беседе с польским послом 20 ноября руководитель ГДР Э.Хоннекер заявил: "Несомненно, этот компромисс был сильным ударом для всех, кто питал надежду, что вы сами справитесь с проблемами... Мы против кровопролития. Это последнее средство. Но и это средство должно быть использовано". В послании к Брежневу 26 ноября Хоннекер писал: "промедление подобно смерти – смерти социалистической Польши. Вчера наши совместные меры были бы, наверное, преждевременными, сегодня – они необходимы, но завтра они могут уже запоздать" . Между тем, в Польшу переправлялись сотни единиц копировальной техники и даже типографии с Запада, которые позволили «Солидарности» и другим оппозиционным организациям быстро составить конкуренцию официальным средствам информации, проникнуть в которые оппозиции не удалось. Одновременно лидеры профсоюза стали открыто демонстрировать готовность перейти к решению политических задач: "Правительство ни на что не способно, – говорил Л.Валенса, – Следовательно, мы сами должны выйти из положения, в котором оказались. Мы должны считать себя прежде всего не членами профсоюза, а – поляками". В 1980 г. Содружеством Экономической взаимопомощи  была предоставлена помощь Польше в размере 4,35 миллиардов долларов, а в 1981 г. – 5,59 миллиардов. Геополитический фон, на котором развивались беспорядки в Польше, определил важность того, что говорил на съезде ПОРП посланник КПСС В.Гришин. Он поставил перед польскими коммунистами задачу «нормализации обстановки в стране», однако подчеркнул:
   «мы считали и считаем, что вывести страну из кризиса – дело самих польских коммунистов, трудящихся народной Польши». В то же время эмиссар Кремля отметил, что «не в советских правилах бросать в беде своих друзей и союзников. Об этом авторитетно заявил товарищ Л.И.Брежнев на XXVI съезде КПСС. Такая интернационалистская позиция приобретает тем большее значение, что Польша стала объектом массированного политического и идеологического давления со стороны империализма и его агентуры... Вы знаете, товарищи, о бесперебойных поставках советской нефти, газа, руды, хлопка, леса и других жизненно важных для польской экономики товаров по ценам значительно ниже мировых, о большой дополнительной финансовой помощи, оказанной Советским Союзом Польской народной республике. Эти средства и ресурсы не лишние в нашем народном хозяйстве...». 13 декабря 1981 г. в Польше было введено военное положение, активисты «Солидарности» и других оппозиционных организаций «интернированы» (арестовано 6309 человек), несанкционированное распространение информации, митинги и забастовки запрещены, на предприятия назначены комиссары-уполномоченные Военного совета национального спасения с широкими правами.

Глава совета – премьер-министр Польши и первый секретарь ЦК ПОРП (он был избран на этот пост 18 октября 1981 г.) В.Ярузельский выступил по телевидению и радио с речью, в которой изложил мотивы совершенного им шага:
  "Наша родина оказалась над пропастью. Превращаются в руины достижения многих поколений и возведенный из пепла дом. Государственные структуры перестают действовать. Угасающей экономике наносятся все новые удары... Через каждое предприятие, через множество семей проходят линии болезненного раздела... Звучат призывы к физической расправе с «красными», с людьми, имеющими другие взгляды... Растут миллионные капиталы акул экономического подполья. Хаос и деморализация приобрели масштабы катастрофы" 
  В итоге, поддерживаемая и финансируемая западными спецслужбами "Солидарность" была запрещена, антиправительственные силы ушли в тень и вышли на политическую сцену Польши только в 1989 г., в разгар бурных,  разрушительных горбачевских реформ в Советском Союзе, послуживших детонатором для распада всей системы европейской безопасности.

Польский кризис стал поводом для введения серии так называемых санкций со стороны США в отношении Советского Союза.  29 декабря 1981 г. президент США Рейган объявил о  прекращении поставок нефтегазового оборудования, что должно было сорвать строительство газопровода Уренгой-Помары-Ужгород-Западная Европа, рейсов «Аэрофлота» в США, работы советской закупочной комиссии в Нью-Йорке и др. Что интересно, первое решение ударило примерно по 60 американским фирмам. Этим же решением были затруднены разработки месторождений с участием Японии на Сахалине, так как в них участвовал американский капитал. Потери американских кампаний были очень велики. «Caterpillar Tractor» потеряла 90 миллионов долларов, «General Electric» – 175 миллионов. Но США были готовы идти на эти издержки, так как для Советского Союза газопровод должен был принести несколько миллиардов долларов прибыли в год. Одновременно США вводили санкции и в отношении Польши, за народ которой они так рьяно ратовали в период активности провакативной организации "Солидарность".Однако, воздействовать на польский режим санкции могли лишь в последнюю очередь – Польше помогал СССР, и удар наносился по всему Содружеству. Лидер ПНР, Войцех Ярузельский,  не преминул в тот момент подметить : "Поляки никогда еще не покорялись зарубежному ультиматуму!".  Советский Союз ,в свою очередь, ответил на американское эмбарго заявлением о готовности построить вышеупомянутый газопровод своими силами.  В конечном итоге, санкции со стороны США не возымели действия на Кремль, тем более, что среди союзников США возникла масса разногласий по этому вопросу. Европейские партнеры СССР по газовому проекту (в частности, Франция была крупнейшим кредитором СССР) не желали разрывать контракты и идти на поводу политики Белого дома.  Благодаря технологической блокаде, установленной США, удалось задержать ввод газопровода в строй всего лишь на два года (1985-1987 гг.). Но после этой задержки он стал важным источником твердой валюты для СССР.  Не будет лишним также заметить, что данный газопровод и по сей день остается поводом для регулярных провокаций со стороны США, особенно остро это проявилось в период политического кризиса на Украине (гос.переворот в феврале 2014 и приход к власти в Киеве сионистской, олигархической хунты с фактической легализацией экстремистских, профашистских группировок с Западной Украины). Украина является главным транзитёром российского газа по газопроводу Уренгой-Помары-Ужгород-Западная Европа!

 Вспоминая "газовый кризис" начала 80х нельзя не упомянуть о следующем факте: по оценкам западных финансовых кругов валютные запасы СССР составляли 25-30 миллиардов долларов. Для того, чтобы подорвать экономику СССР, американцам нужно было нанести «внеплановый» ущерб советской экономике в таких размерах – иначе «временные трудности», связанные с экономической войной, амортизировались валютной подушкой изрядной толщины. Действовать нужно было быстро – во второй половине 80-х гг. СССР должен был получить дополнительные вливания от газопровода Уренгой-Западная Европа. Таким образом, западные аналитики понимали, что средства на плановую модернизацию всей экономики у СССР обязательно появятся и к началу 90х Советский Союз мог бы выйти на качественно иной экономический уровень со всеми вытекающими из этого последствиями для Западного мира. Естественно, тут напрашивается вывод о том, что западные спецслужбы просто обязаны были предпринять экстраординарные меры по недопущению экономического рывка СССР. По всей видимости, такой мерой была ставка на т.н. "пятую колонну" в высшем политическом руководстве Советского Союза, которая проявила себя "во всей красе" в перестроечный период.

Говоря о взаимоотношениях СССР с Соединенными Штатами в первой половине 80х гг ХХ столетия, нельзя не вспомнить о нескольких ключевых документах американской администрации, касающихся непосредственно политики в отношении советского государства.  В ноябре 1982 г. вышла директива президента NSDD (Директива по защите национальной безопасности) № 66. Она провозглашала, что цель политики США – подрыв сырьевого комплекса СССР. Другая основополагающая директива NSDD-75, принятая в январе 1983 г., шла еще дальше. Она предусматривала дополнительное финансирование оппозиционного движения в странах Восточного блока в размере 108 миллионов долларов. По словам одного из ее авторов Р.Пайпса, директива «четко формулировала, что нашей следующей целью является уже не сосуществование с СССР, а изменение советской системы. Директива формулировала, что "США не будут участвовать в улучшении состояния советской экономики и в то же время сделают все, чтобы ограничить пути, ведущие к этой цели...".
   Призывы к разрушению советской «империи» в США с особенной силой звучали ежегодно в течение третьей недели июля, отмечамой как Неделя порабощенных Советским Союзом наций. Резолюция о них принята конгрессом США в июле 1959 г. В ней утверждалось, что с 1922 г. империалистическая агрессивная политика русского коммунизма привела к созданию обширной империи, которая представляет зловещую угрозу для безопасности Соединенных Штатов и других свободных народов мира». Резолюция требовала освобождения и предоставление независимости целому ряду стран и народов, в том числе: Польши, Венгрии, Литвы, Украины, Чехословакии, Латвии, Эстонии, Белоруссии, Румынии, Восточной Германии, Болгарии, континентального Китая, Армении, Азербайджана, Грузии, Северной Кореи, Албании, Идель-Урала, Тибета, Козакии, Туркестана, Северного Вьетнама и др. Решено было ежегодно отмечать в США третью неделю июля как неделю порабощенных наций до тех пор, пока «не будет достигнута свобода и независимость для всех плененных наций мира». Очевидно, что в резолюции был запланирован не только развал СССР, как государства, но и непосредственно расчленение РСФСР.

Третьим, знаковым моментом в  отношениях СССР с США в начале 80х  стал ,так называемый, ракетный кризис. Еще в 1978 г. США развернули кампанию по размещению в Западной Европе нейтронных боеприпасов. Идея массовых убийств при сохранении материальных ценностей вызвала возмущение европейской общественности. 7 апреля 1978 г. нейтронный проект был приостановлен. Но уже 12 декабря 1979-го .на сессии НАТО было принято решение о размещении в Западной Европе крылатых ядерных ракет среднего радиуса действия (Першинг II) и крылатых ракет «Томагавк», способных достигать территории Советского Союза за считанные минуты. В 1983-1984 гг. новые ракеты были размещены на территории ФРГ, Великобритании, Италии. В ответ, Советский Союз был вынужден, по согласованию с правительствами ЧССР и ГДР, разместить в этих странах в 1984 г. вместо устаревших ядерных ракет РСД-4 и РСД-5 новые ракеты среднего радиуса действия РСД-20 (на Западе их называли «СС-20»). Таким образом, усилиями американских ястребов европейская разрядка была сломана, гонка вооружений ускорилась, мир снова стал приближаться к опасной черте.

После прихода к власти в СССР Ю.Андропов предпринял несколько шагов, которые должны были продемонстрировать готовность страны к разблокированию наиболее острых международных кризисов. Это касалось и ракетной проблемы, и Афганистана, и Польши (31 декабря здесь было приостановлено и 22 июля отменено военное положение). В декабре 1982 г. Андропов заявил о готовности сократить количество советских ракет, а в марте 1983 г. – демонтировать все ракеты средней дальности, за исключением числа, соответствующего количеству британских и французских ракет. "Андропов, как и Громыко, в отличие от эмоционального Устинова, не был сторонником конфронтации с США, но считал Рейгана опасным человеком, который может своими действиями вызвать военный конфликт между США и СССР, – считает А.Добрынин. – Отсюда постоянная личная настороженность Андропова в отношении Рейгана и поддержка им военной готовности СССР, хотя, думаю, если бы конкретная международная обстановка позволила, он пошел бы на серьезные договоренности с Вашингтоном, особенно в области ограничения ядерных вооружений... «Не повезло, что именно мне достался такой американский президент», – в шутку заметил он... Вместе с тем, какая-то доля горечи чувствовалась в его словах". Однако его «мирное наступление» (выражаясь словами Ж.Медведева) успехом не увенчалось. Рейган воспринял предложения Андропова либо как игру, либо как признак слабости. 8 марта 1983 Рейган назвал СССР империей зла и добавил: "Я считаю, что коммунизм – это очередная скорбная, нелепая глава человеческой истории, чьи последние страницы дописываются уже сейчас". Тогда же Совет национальной безопасности США признал изменение общественного строя СССР приоритетной практической целью внешней политики Америки. Как оказалось в дальнейшем, США планировали не только разрушение  СССР, но и фактически превращение исторической России  в американский протекторат и сырьевой придаток.

В марте 1983 г., в нарушение Договора по ПРО 1972 г., США заявили о начале программы стратегической оборонной инициативы (СОИ). Руководство СССР столкнулось напрямую с перспективой обезоруживания советских стратегических сил. Генеральный секретарь ЦК КПСС К.У. Черненко в июне 1984 г. заявил следующее: "...Мы решительно против разработки широкомасштабных систем противоракетной обороны, которые не могут рассматриваться иначе как рассчитанные на безнаказанное осуществление ядерной агрессии.". Стоит отметить, что популярная позже версия о том, что именно американская программа СОИ вынудила нового советского лидера, М.С. Горбачева, пойти на серьезнейшие уступки со стороны СССР в области стратегических вооружений, не выдерживает никакой критики!  По свидетельству академика Р.Сагдеева, СССР вел интенсивные исследования в области СОИ (без практической реализации ), стараясь держать здесь паритет. Одновременно в качестве «адекватного ответа» на СОИ усилились разработки в области генной инженерии, что в случае успеха могло привести к возникновению принципиально нового оружия, которое могло бы ,в критический момент, стать весомым аргументом в диалоге с США.

Апогеем же конфронтации СССР и США стала история со сбитым в ночь на 1 сентября, 1983 г. южнокорейским Боингом.    
  Узнать истинную подоплеку событий, которые произошли ровно тридцать лет назад в ночном небе над Сахалином и Охотским морем, также нелегко, как доказать и подтвердить истинность высадок американцев на Луну. В обоих случаях за кажущейся простотой и неопровержимостью упорно продвигаемой Западом версии проглядывает что-то совсем другое... Ведь инцидент 1983 года стал удобным предлогом для развязывания Вашингтоном и его союзниками очередной параноидально-истеричной компании против СССР, способствовал сплочению антикоммунистического блока. Президент Рональд Рейган нашел еще одну причину, чтобы подтвердить озвученный им ранее тезис о СССР как «империи зла» - термин, позаимствованный им фильма «Звездные войны». Возможно и поэтому, часть советской элиты западная пропагандистская атака напугала настолько, что она двумя годами позже обеими руками проголосовала за приход к власти любимца наших геополитических соперников Михаила Горбачева.

 Самое главное обвинение в наш адрес состояло в непропорциональном применении силы в отношении гражданского лайнера южнокорейской авиакомпании «Кориан эйрлайнз», следовавшего в первый день осени 1983 года рейсом 007 Нью-Йорк – Анкоридж - Сеул, в результате чего погибло 269 пассажиров и членов экипажа.

Но по сей день многие факты работают против западной версии о «мирном самолете». Это - значительное, начавшееся практически сразу после взлета из Анкориджа отклонение «Боинга» от маршрута полета более чем полтысячи километров.

В ответ был ответ, что пилоты просто ошиблись. Но много ли история знает случаев, когда пассажирские самолеты с опытными пилотами, которые до этого не раз и не два летали по данному маршруту, уходили так далеко в сторону?
И по какой причине американские службы управления воздушным движением не предупредили корейских пилотов о том, что они летят неверным курсом?

До сих пор нет внятного ответа и на вопрос о том, почему «новый» маршрут рейса 007 пролегал именно над Камчаткой, Курилами и Сахалином – иными словами, районами, которые имели и имеют до сих пор стратегически важное значение для обороны нашей страны. В ответ: какую такую информацию мог собрать гражданский самолет, если все и так видно со спутников. Ну, во-первых, с орбиты сквозь пелену земной атмосферы заметно далеко не все. А, во-вторых, одна из возможных целей захода возможного вторжения в воздушное пространство СССР и состояла в сборе данных об организации советских систем ПВО, которые вынуждены были работать по нарушителю.

Еще один так и не получивший внятного ответа от Запада вопрос – синхронизация полета южнокорейского самолета с американским разведывательным спутником «Феррет-Д» и американским самолетом-шпионом.

К тому же инцидент произошел на фоне непрекращающихся в 1983 году провокаций Вашингтона, который обнаглел до того, что даже санкционировал имитацию бомбометания по одному из наших военных аэродромов на Курилах.

И главный вопрос, на который нет ответа: как могли пилоты «Кориан эйрлайнз» не видеть находившегося рядом с ними советского военного самолета, который обозначил свое присутствие и покачиванием крыльев, и предупредительным огнем. Мало того, они еще и попытались уйти, заняв более высокий эшелон.

Любопытно, что в апреле 1978 года другой авиалайнер «Кориан эйрлайнз» рейса 902, следовавший из Парижа в Сеул через все тот же Анкоридж, также «заблудился» и, наверно, совершенно случайно появился в небе над другим нашим важнейшим районом - Кольским полуостровом. Его принудили к посадке, после прохождения формальностей пассажиров освободили, пилотов наказывать не стали, а выдворили за пределы Советского Союза. Это довольно хорошо известный факт, но мало кто у нас знает, что в 1992 году один из авторитетных южнокорейских журналов опубликовал статью, в которой содержались признания капитана того самого рейса «Кориан эйрлайнз» в связях с ЦРУ. Было это в канун поездки Бориса Ельцина в Сеул, когда он передал «черные ящики» самолета рейса 007 – может, никто не подсказал ему, что в связи вышеупомянутой публикацией целесообразно было отложить подобную церемонию для более детального изучения вопроса.

Присутствие спецслужб очень сильно ощущается и в инциденте над Сахалином. Командир «Боинга» Чон Бен Ин был в свое время личным пилотом южнокорейского правителя Пак Чжон Хи. Работа с первыми лицами государства подразумевает обязательную процедуру прохождения проверки по линии спецслужб, даже, скорее, многолетнее сотрудничество с ними. Однако и тогда, и сегодня южнокорейская разведка не может быть полностью самостоятельной в своих действиях – она идет в одной упряжке с американцами. Но и это еще не все. Влиятельная южнокорейская газета «Чосон ильбо» поместила тогда сообщение о посадке якобы сбитого «Боинга» на Сахалине, сославшись при этом на данные ЦРУ. А ведь о подобном сотрудничестве журналистов со спецслужбами, да еще иностранными, распространяться не принято.

Есть и размещенное в интернете заявление американки, чей отец, кадровый разведчик, не стал садиться на рейс 007 буквально за десять минут до вылета - по совету своих сослуживцев.

В пользу того, что инцидент с «Боингом» был хорошо срежиссирован, говорят еще несколько других подобных случаев, датированных тем же 1983 годом.

Существует также мнение,что в случае с «Боингом» американцы преследовали не только цель выяснить детали функционирования советской системы ПВО, но и хотели предотвратить сближение Сеула с Москвой.

Южнокорейский диктатор генерал Пак Чжон Хи (президент страны в 1963-1979 гг.), по-видимому, очень тяготился своей тотальной зависимостью от Вашингтона. Поэтому он, по мере возможностей, искал «выходы» на Москву. Одна из первых ласточек - благодарность советскому руководству за быстрое решение вопроса с пассажирами и экипажем рейса 902, сделанная, замечу, в условиях полного отсутствия дипломатических отношений. Эта линия была продолжена и при следующем военном правителе Чон Ду Хване, тогда имевшие еще и американское или японское гражданство южнокорейские ходоки, получив визу, наведывались в наше внешнеполитическое ведомство, чтобы уговорить нас наладить отношения с Сеулом. После инцидента с «Боингом» эти посещения МИД закончились, Южную Корею обуяла волна антисоветской истерии…

В первой половине 80х гг СССР настойчиво осуждал всякие попытки расовой и национальной нетерпимости в мире. В частности, осуждалась экспансионистская политика  США и Израиля на Ближнем Востоке (которая, кстати, значительно усилилась в постсоветское время, после ликвидации СССР).Советский Союз настойчиво осуждал на международной арене как проявления антисемитизма, так и сионизма (о чем собственно еще 10.10.1973 г. в ООН была принята резолюция №3379 вопреки попыткам представителей Израиля и США не допустить этого). С приходом к власти М.С. Горбачева и легализацией диссидентства в СССР, курс Советского Союза на осуждение израильской политики резко пошел на убыль.

Советский Союз также решительно и последовательно осуждал преступную политику апартеида, выступал за применение эффективных мер, направленных на изоляцию и бойкот южноафриканского режима, выполнение решений ООН, Организации африканского единства и других международных организаций, требующих ликвидации апартеида и любой расовой дискриминации, предоставления права африканскому большинству жить в условиях мира и свободы.

V

ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ СССР В 80х гг. XX столетия.

Объявленная Горбачевым на апрельском Пленуме ЦК КПСС 1985 года политика «перестройки», реализация которой должна была придать СССР больший динамизм развития («ускорение»), а также некоторый либерализм в политической системе при условии сохранения коммунистической идеологии была абсолютно правильно понята Западом, как инициатива Генсека по началу процесса распада Советского Союза и всей мировой коммунистической системы, в первую очередь Организации Варшавского Договора. Естественно, что «перестройка» на ура была встечена на Западе.

Начались многочисленные вояжи советского лидера по всему миру с разного рода мирными инициативами, которые сыпались как из рога изобилия. «Мирные инициативы» были восприняты Западом как признание слабости советской политической системы. Накопленный трудом всех поколений советских людей мощнейший в мире военный потенциал бездарно сокращался под восторженные аплодисменты Запада. Договор по РСМД 1987 года стал ярким образчиком горбачевской политики. Конечно, надо было сокращать непомерно раздутые военные машины СССР и США, но сделать это надо было со строгим учетом собственных интересов, прежде всего на перспективу. Сиюминутная бездарная политика по РСМД в стиле «если завтра война», как будто Запад не сегодня, так завтра развяжет войну в Европе, как нельзя лучше иллюстрирует полную некомпетентность Горбачева и его соратников в оценке стратегического положения в мире. «Перестройка» ударила по армии с такой силой, что она не может оправиться до сих пор.

Возьмем 1989 год. Это последний год «перестройки» в стиле Горбачева, за которым последовали сильнейшая эрозия коммунистической идеологии, по сути, ее обвал, и как следствие, уже неуправляемые центробежные тенденции внутри страны, начавшиеся с прибалтийских республик. Поэтому год 1989-й можно считать последним более-менее «полноценным» годом существования СССР. Конец 80-х – начало заката советской сверхдержавы. Экономика практически полностью развалена, политическая система дышит на ладан, в стране свирепствует карточная система, армия, как может, пытается отбиваться от наскоков демократической «перестроечной» прессы, обвиняющей вооруженные силы страны во всех смертных грехах, начиная от Афганистана и кончая «дедовщиной». Одна за другой сдаются стратегические позиции страны, рушится Берлинская стена, ГДР вливается в ФРГ (Горбачев – лучший немец года), Восточная Европа переживает сезон «бархатных революций», ширится поток в СССР посылок с «гуманитарной помощью» со всего мира, в том числе и кусочки шоколадок со следами зубов сытых западных детей. Страна, пожалуй, давно  не испытывала такого унижения Но Советская Армия все еще пыталась сохранить хотя бы видимость боеспособности, которая удавалась ей все труднее и труднее.

Если взять технический арсенал Вооруженных сил, то здесь наблюдалось более-менее терпимое положение благодаря огромным запасам вооружений и боевой техники, накопленных за десятилетия. Мощный оборонный потенциал все еще держался на плаву, несмотря на резкое сокращение военных заказов со стороны государтсва и простаивания по этой причине огромных производственных мощностей. Конструкторские бюро по разработке вооружений пытались доводить до требуемых кондиций новые образцы оружия и техники порой на основе лишь голого энтузиазма. Что представляла собой советская военная машина конца 80-х? В декабре 1988 года на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке было объявлено о сокращении советских вооруженных сил на 500 тысяч человек, а также на 10 тыс. танков и 8,5 тыс. артиллерийских систем в период 1989-90 годов. 7 апреля 1989 года в Лондоне Горбачев сообщил, что численность советских вооруженных сил по состоянию на 7 января 1989 года составляла 4258 тыс. человек, в том числе 1596 тыс. в сухопутных войсках, 437,5 тыс. – в ВМФ, остальные в РВСН, Войсках ПВО, ВВС, силах оперативного и материального обеспечения. В эти цифры не входили пограничные войска КГБ и внутренние войска МВД, которые, по американским данным, составляют примерно 430 тыс. человек. Вскоре стало известно, что СССР тратит на военные расходы 74,3 млрд. рублей, из них более 32 млрд. на закупку оружия и боевой техники (ранее СССР признавал расходы на оборону в примерно 17 млрд. рублей). Впрочем, и горбачевские цифры далеко не в полной мере отражают истинный уровень военных затрат, абсолютное большинство которых проходили по совершенно другим статьям (данное издание не преследует исследование методов определения истинных расходов СССР на оборону. – Л.Н.).

Наиболее мощным компонентом обороны страны являлась все еще мощная стратегическая триада – ракетные войска стратегического назначения, ракетные подводные крейсеры стратегического назначения ВМФ и дальняя стратегическая авиация ВВС. В стране сохранялся мощный комплекс по разработке и производству ядерного оружия. Количественно триада в 1989 году состояла из 1390 ПУ МБР, из которых 812 были оснащены РГЧ ИН (общее количество боеголовок составляло более 6000 единиц), 926 БРПЛ на 61 РПК СН (около 3000 боеголовок, из которых 2500 оснащены РГЧ ИН) и 162 тяжелых стратегических бомбардировщика, из них 72 – носители КР большой дальности Х-55 (примерно 1000 ядерных боеприпасов). Таким образом, суммарный стратегический потенциал состоял примерно из 10 тыс. ядерных боеголовок, чем обеспечивалось примерное равенство с США в области стратегических наступательных вооружений.

80-е годы благодаря огромному заделу работ в предшествующее десятилетие стали временем осуществления огромного качественного рывка в техническом оснащении стратегических сил. Парк МБР еще в 1981 году достиг своего наивысшего потолка в 1398 ракет с 6420 ядерными боеголовками, из них 308 самых мощных в мире МБР РС-20 (SS-18 Satan – “Сатана”), оснащенных каждая 10 боеголовками индивидуального наведения мощностью по 500 кт. Следующим этапом развития РВСН стала разработка и принятие на вооружение мобильных комплексов стратегических ракет – РС-22 железнодорожного (боевые железнодорожные боевые комплексы, или сокращенно БЖРК, 1987 год) и РС-12М «Тополь» (РТ-2ПМ) с грунтовым базированием на мощных семиосных транспортно-пусковых установках на шасси МАЗ-547В (1985 год). В конце 80-х насчитывалось уже более 50 ПУ ракет РС-22, по боевым характеристикам аналогичных американским МХ, и более 250 ПУ ракет РС-12М. РС-22 в нескольких ракетных базах имели обычное стационарное базирование на высокозащищенных шахтных ПУ, «Тополя» в это время размещались только на мобильных ПУ. Парк мобильных МБР является наиболее современным компонентом РВСН и до настоящего время не имеет аналогов в мире.

В 80-х годах интенсивно развивался морской компонент стратегических сил. С 1980 года в строй вступают гигантские подводные атомоходы (тяжелые РПК СН) проекта 941 «Акула», известные на Западе как «Тайфуны». Лодка длиной 170 м и шириной 25 м имеет подводное водоизмещение в 44500 т, что является рекордным показателем в мире (крупнейшие американские ПЛАРБ имеют подводное водоизмещение 18700 т). С 1996 года в боевой состав флота вводятся последние представители серии РПКСН проекта 667 – 667БДРМ «Дельфин» (код НАТО – Delta-4). В 1989 году ВМФ располагало шестью «Акулами» и четырьмя «Дельфинами», которые явились достойным ответом на восемь американских «Огайо».

Качественное обновление, хотя и не в таких масштабах, претерпевали и стратегические ВВС. Основным боевым самолетов дальней авиации продолжал оставаться тяжелый турбовинтовой бомбардировщик Ту-95, парк которых с 1984 года начал пополняться новой модификацией Ту-95МС, оснащаемой, в зависимости от типа комплектации, 6 или 12 КР большой дальности Х-55 – аналогов американских AGM-86В «Томагавк». Но, несомненно, в 80-х годах самым большим событием для ВВС дальнего действия стало принятие на вооружение новейших тяжелых стратегических ракетоносцев типа Ту-160 с изменяемой геометрией крыла, ставших крупнейшими боевыми самолетами во всей истории мировой авиации. Его максимальный взлетный вес, составляющий 275 т, значительно превосходит массу американского визави В-1В – 180 т, масса боевой нагрузки – соответственно 45 и 22 т. Новые самолеты начали поступать в ВВС в 1987 году и шли на перевооружение тяжелого бомбардировочного авиаполка, базировавшегося в Прилуках (Украина). Первоначальный план закупок 100 Ту-160 в связи с нахлынувшей в страну «перестройкой» уже в середине 80-х годов стал представляться уже нереальным. В конце 80-х годов количество самолетов этого типа, как опытных, так и боевых, вряд ли превышало 10-15 единиц, но само создание Ту-160 говорило о достижении Советским Союзом нового качественного уровня развития своей военной авиапромышленности.

Американская триада также претерпевала значительные качественные изменения. В 1982 году на вооружении наземного компонента состояли 1053 ПУ МБР, из них 450 «Минитмен-2» (девять эскадрилий), 550 «Минитмен-3» (11) и 53 «Титан-2» (шесть). Боевое применение стратегических наступательных сил осуществляется по решению президента США, которое доводится до комитета начальников штабов (КНШ) – высшего органа управления вооруженными силами страны. Последний со своего основного командного центра (ОКЦ КНШ расположен в подземной части Пентагона) или с запасного (ЗКЦ находится в предгорьях Голубых гор, в 90-95 км от г. Вашингтон) или с воздушного командного пункта на основе решения президента и общего оперативного плана использования вооруженных сил дает команду САК ВВС США о боевом применении МБР и стратегической авиации. Командный пункт САК расположен в подземной части здания штаба САК на авиабазе Оффут (штат Небраска). Он имеет автономную систему жизнеобеспечения и функционирует круглосуточно. Воздушный КП САК развернут на специальных самолетах ЕС-135, которые базируются на авиабазе Оффут и поочередно (по одному) несут круглосуточное дежурство в воздухе, имея на борту оперативную группу. В мирное время ее возглавляет дежурный генерал.

При создании и развитии систему управления САК ВВС США основными принципами считались: высокая оперативность, устойчивость, надежность, гибкость и скрытность управления. Парк МБР в 80-х годах пополнился новыми ракетами МХ (Peasеkeeper - «Страж мира»), разработка которой в 70-х годах вызывала большую озабоченность в СССР, особенно проект их размещения на мобильных ПУ, курсирующих в подземных железнодорожных туннелях. Этот тип базирования был исключен конгрессом США как чрезвычайно дорогостоящий и сложный в техническом отношении, а также как не отвечающий критерию «стоимость/эффективность». В результате новые ракеты разместили в высокозащищенных шахтных ПУ, в которых ранее размещались МБР «Минитмен-3». После доработки эти шахты могли выдержать взрыв ядерной боеголовки в непосредственной близости от ПУ.

ВМС пополнились 8 ПЛАРБ типа «Огайо». Всего в американском флоте насчитывалось 40 подводных атомоходов с 672 ПУ БРПЛ, 640 из них были оснащены РГЧ ИН. Количество боеголовок в морской составляющей триады достигло 5780, или составило 55% всего ядерного арсенала американских стартегических сил. В ВВС поступили все 100 новейших бомбардировщиков В-1В (поставки осущетсвлялись в 1984-88 годах). Парк стратегической авиации в общей сложности насчитывал 588 самолетов, из которых 161 – носители крылатых ракет большой дальности AGM-86В. Основным самолетом САК оставался В-52 (в боевых частях насчитывалось около 260 В-52, остальные находились на консервации, но в соответствие с методикой подсчета Договоров по ОСВ-1 и ОСВ-2 они признавались как боеготовые – непонятно, почему амениканцы согласились считать боеготовыми самолеты, с которых снимали оборудование и агрегаты на запчасти).

В отношениях стратегических сил СССР и США, как видим, сохранялся статус-кво благодаря урегулированию их количественных и качественных параметров потолками, взаимно согласованных в переговорах по ограничению вооружений. Сохранение боевых возможностей стратегических систем СССР и США обеспечивали мощные ядерные комплексы обеих стран, к которым относятся конструкторские бюро и лаборатории по разработке ядерных боеприпасов, заводы по производству оружейного плутония и ядерных зарядов, шахты и разрезы по добыче урановой руды (горнорудные производственные комбинаты), и естественно, ядерные испытательные полигоны. Кратко рассмотрим структуру отечественного ядерного комплекса этого периода.

Разработкой ядерного оружия, как уже неоднократно отмечалось, занимался ВНИИ технической физики (бывший ЛИПАН, больше известный как Институт ядерной энергии им. И. Курчатова), расположенный в Челябинске-70, и ВНИИ экспериментальной физики (бывшее ОКБ-11 Ю.Б. Харитона), в настоящее время преобразованный в федеральный ядерный центр в Арзамасе-16. Предприятия по обогащению урана находились в Ангарске, Красноярске и Свердловске (Верх-Нейвинск). Производством оружейного плутония занимались химкомбинат «Маяк» в Челябинске-40 и Челябинске-65 (в его составе находились пять промышленных реакторов), Сибирский химкомбинат вблизи Томска (два реактора) и Красноярский горнохимический комбинат, также известный как Атомград (три реактора). Добыча уранового сырья была возложена на Прикаспийский горнометаллургический комбинат на полуострове Мангышлак в Западном Казахстане, Забайкальский горнохимический комбинат в Желтых Водах близ Кривого Рога на Украине. Последние дни доживали ядерные испытательные полигоны в Семипалатинске (Казахстан) и на Новой Земле (Белое море), попавшие под беспощадный огонь протестов пацифистов и экологов всего мира.

Именуемые на языке военных как силы общего назначения другие компоненты вооруженных сил (сухопутные войска, ВВС и ПВО, ВМФ и другие) также проходили значительную техническую модернизацию на новые системы оружия и боевой техники, разработка которых началась в 70-х годах или даже раньше (как правило, это оружие и техника третьего или четвертого поколения в зависимости от вида оружия). Огромный задел перспективных разработок и мощная оборонная промышленность, несмотря на весьма чувствительные удары политики Горбачева и его всевозможных мирных инициатив в целом, быть может, по инерции, продолжали обеспечивать потребности армии и флота в вооружениях, запчастях и прочих материальных средствах, но их объемы, конечно, не могли сравниться с тем валом, который обеспечивала «оборонка» в более благополучные времена. Как известно, наиболее ощутимо «перестройка» ударила по моральному климату в армии и ее социальному положению в обществе, которые общеизвестны.

Сухопутные войска являются наиболее многочисленным видом вооруженных сил любого государства, имеющего армию (исключение составляют США, где с начала 90-х годов самым многочисленным видом вооруженных сил стал флот, опередив сухопутные войска). Советские сухопутные войска состояли из нескольких родов, основными из которых являлись мотострелковые, танковые и воздушно-десантные дивизии, части армейской авиации и войсковой ПВО. Уже подчеркивалось, что на 80-е годы пришлись на время принятия на вооружение нового поколения высокоэффективной боевой техники и оружия. В частности, это основные боевые танки типов Т-80Б, Т-64Б и Т-72Б, боевые машины пехоты БМП-2 и БМП-3, боевые машины десанта БМД-2 и БМД-3, новые системы самоходной артиллерии 2С5, 2С7, 2С9, 2С19, реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Смерч», бронетранспортеры БТР-80 и другие.

Резко возросли боевые возможности войсковой ПВО благодаря поступлению таких систем как ЗРК «Бук», С-300В в противосамолетном и противоракетном вариантах, переносные ЗРК «Игла», зенитные ракетно-пушечные комплексы 2К22 «Тунгуска», современные средства обнаружения воздушных целей и наведения на них средств поражения.

ВВС и войска ПВО страны также переходили на технику и оружие нового поколения. В их составе в 1989 году насчитывалось более 500 истребителей МиГ-29, около 200 Су-27, более 200 МиГ-31, около 250 штурмовиков Су-25, более 800 фронтовых бомбардировщиков Су-24. С 1984 года в авиацию ПВО поступают новые самолеты дальнего радиолокационого обнаружения и управления А-50, разработанные на базе транспортного самолета Ил-76. Наземный компонент ПВО усилился за счет массированного поступления новых ЗРК С-300П и ПМ, способных сбивать низколетящие крылатые ракеты и высотные скоростные цели. По американским данным, в 1989 году боевое дежурство несли уже порядка 1500 ПУ комплексов С-300.

Силы общего назначения ВМФ пополнили такие мощные боевые корабли как тяжелые атомные крейсеры проекта 1141 «Киров» (три единицы), ракетные крейсеры пр. 1164 «Слава» (три), БПК нового поколения типа «Удалой» и эсминцы типа «Современный». Продолжал набирать мощь подводный флот – вводились в строй атомные субмарины таких типов как «Антей», «Гранит», «Барс», «Щука-Б», имевших весьма высокие тактико-технические характеристики. Но основным событием конца 80-х для советского флта стали ходовые испытания первого авианосца в истории отечественного флота – тяжелого авианесущего крейсера (ТАВКР) пр. 1143.5 «Тбилиси» (ныне «Адмирал Флота Советского Союза Николай Кузнецов»). В 1989 году на палубе этого авианосца были совершены первые в истории советского ВМФ взлеты и посадки корабельных вариантов истребителей МиГ-29 (МиГ-29К) и Су-27 (Су-33), штурмовика Су-25 (Су-25УТГ). Успешное освоение морскими летчиками палубы ТАВКР открыло новую страницу в истории отечественного флота.

Оборонная промышленность конца 80-х была наиболее мощным сектором советского машиностроения (на него приходилось 60% физического объема производства). На ВПК работало более 35 млн. людей. Этот гигантский «айсберг» («Архипелаг ВПК») был скрыт от народа разного рода «почтовыми ящиками» (закрытыми городами). Индустрия вооружения структурно состояла из таких мощных отраслей как общего (космическая) и среднего машиностроения (ядерная), авиационной, судостроительной, приборостроения, бронетанковой, артиллерийско-стрелкового вооружения, боеприпасов и других. «Китами» космической индустрии являлись такие гиганты как Южный машиностроительный завод №586 (другие его названия – «Южмаш», или НПО «Южное») в Днепропетровске (Украина), который, кроме ракет-носителей космических аппаратов выпускал и МБР, завод им. Хруничева и Тушинский машзавод в Москве и целый ряд других, оснащенных первоклассным технологическим оборудованием и высококвалифицированными кадрами. Мощным ударом по космическому машиностроению стало свертывание программы «Энергия-Буран», на реализацию которой изначально был нацелен практически весь космический комплекс (об этом речь ниже).

Авиационная промышленность в конце 80-х по своему технологическому уровню достигла передовых позиций в мире. Производством лучших в мире истребителей МиГ-29 занимались Московское авиационное производственное объединение (МАПО) им. Дементьева (выпуск одноместных боевых машин МиГ-29А и С) и Горьковский авиазавод (производство двухместных учебно-боевых самолетов МиГ-29УБ). Последний выпускал также перехватчики МиГ-31. Серийное производство Су-27 было налажено в Комсомольске-на Амуре АПО им. Гагарина (одноместные для ВВС и ВМФ), и Иркутском АПО (двухместные учебно-боевые Су-27УБ). Штурмовики Су-25 собирались на Тбилисском авиазаводе, фронтовые бомбардировщики Су-24 – на Новосибирском АПО им. Чкалова. Десятками в год Ташкентское АПО выпускало тяжелые транспортные самолеты Ил-76. Ростовский и Арсеньевский вертолетные заводы готовились к выпуску боевых вертолетов нового поколения Ми-28 и Ка-50 соответственно.

Кораблестроение в СССР традиционно концентрировалось в таких городах как Северодвинск, Комсомольск-на-Амуре и Горький (производство атомных и дизельных лодок), Николаев – авианесущие и ракетные крейсера, Ленинград – атомные крейсеры, БПК, эсминцы, атомные лодки некоторых типов, Владивосток, Хабаровск и других. Крупнейшими из них были Северное машиностроительное предприятие (ПО «Севмаш»), Черноморский сукдостроительный завод и завод им. 61 коммунара в Николаеве, Амурский судостроительный завод в Комсомольске-на-Амуре и судостроительный завод им. Жданова («Северная верфь») в Ленинграде. В 80-х годах кораблестроительная промышленность достигла пика своего развития и могла ежегодно обеспечивать строительство одного ТАВКР типа «Тбилиси», 4-5 атомных подлодок, 4-5 эсминцев и БПК, сдавать флоту ежегодно до 30 боевых коарблей различных классов. Была достигнута широкая кооперация и интеграция заводов отрасли и смежных с ними предприятий. Например, в строительстве ТАВКР «Тбилиси» было задействовано почти 2000 предприятий и организаций 20 отраслей промышленности.

Высочайшего уровня достигла разработка современных вооружений. Впервые СССР создал системы, которые по своим боевым возможностям и уровню технологического совершенства не только соответствовали последним достижениям науки и техники в мире, но и начинали опережать уровень разработок оружия на Западе. Конструкторские бюро обладали лучшими научными и инженерными кадрами страны, обеспечивавшими столь высокий уровень отечественных военных технологий. Созданием стратегических ракет в 80-х годах занимались Московский институт теплотехники (МИТ), создавшего такие виды оружия как МБР РС-12М «Тополь», РС-22, БРПЛ РСМ-52 для тяжелых РПК СН типа «Акула». КБ Южного машзавода им. Янгеля разрабатывало модификации самых мощных в мире МБР РС-20. КБ им. Макеева занималось разработкой БРПЛ на жидком топливе.

Разработку оперативно-тактических и тактических ракет нового поколения для сухопутных войск осуществляло Коломенское КБ машиностроения (комплексы «Ока» и «Точка»), управляемые ракеты класса «воздух-воздух» являлись полем приложения сил МКБ «Вымпел», ОКБ «Новатор» разрабатывало мобильные ЗРК для сухопутных войск, МКБ «Факел» специализировалось на создании ЗРК для войск ПВО страны, и ряд других. Разработкой авиатехники 80-х занимались такие всемирно известные организации как ОКБ им. А. Туполева (ныне АНТК им. А. Туполева), создавшего такие самолеты как Ту-160 и Ту-22М3, им. Микояна (ОКБ «МиГ» им. А. Микояна) – истребители МиГ-29 и МиГ-31, им. Сухого (АХ «Сухой») – Су-27 и Су-25, им. Яковлева – Як-141, им.Антонова – Ан-72, Ан-74, Ан-124 «Руслан», Ан-225 «Мрия» и ряд других. Высочайший уровень советских боевых самолетов был убедительно продемонстрирован на выставках авиационной техники в Фарнборо (1988 год) и Ле-Бурже (1989).

Продолжало оставаться на передовых позициях и советское танкостроение. КБ по разработке современных танков находились в Ленинграде (КБ Кировского завода – Т-80), Нижнем Тагиле (Т-72), Харькове (Т-64). Разработкой и производством БМП занимался Курганский машиностроительный завод, в 80-х годах удостоенный ордена Красной Звезды за большие производственные успехи (выпускал в год до 2000 БМП). Создание других видов сухопутных вооружений также отвечало самым высоким мировым стандартам. Проектирование надводных кораблей в основном было возложено на Северное и Невское проектно-конструкторские бюро (Ленинград), а подводных атомоходов – на такие организации как ЦКБ-18 «Рубин», СКБ-143 «Малахит», ЦКБ-112 «Лазурит». В целом уровень советских военно-морских вооружений также был поднят на весьма высокий уровень. «Перестройка» не успела подкосить начавшийся взлет отечественных военных технологий.

Несмотря на отставание от Запада в таких областях как разработка современной электронной техники, особенно цифровой, систем связи и управления советский ВПК удачно компенсировал слабые стороны своих разработок лучшей продуктивностью технических решений и более высокой, чем на Западе, степенью учета реальных боевых условий, в которых эти системы должны были применяться. Да и отставание в системах обнаружения, связи и управления не был столь большим, как это пытались представить на Западе.
 

Чтобы не прослыть голословным, достаточно привести следующие факты. СССР нисколько не отставал в точности наведения своих стратегических ракет (технологический уровень отечественных РГЧ ИН был на уровне американских). МиГ-31 стал первым в мире боевым самолетом, оснащенным РЛС с фазированной антенной решеткой с электронным управлением лучом, которым в настоящее время оснащен только новейший американский бомбардировщик В-2В «Спирит» (приведены серийные самолеты). В средствах ПВО советские ЗРК С-300П, С-300В, «Тор» и «Бук» практически на голову превосходили своих западных оппонентов или вообще не имели аналогов в мире. Советские дизельные и атомные лодки последних проектов по такому фактору как уровень шумов впервые не уступили американским субмаринам.

Читатель со стажем наверняка помнит скандал вокруг японской фирмы «Тошиба», продавшей СССР высокоточные шлифовальные станки для точной обработки крупных заготовок, которые, как утверждали США, нашли применение именно на обработке гребных винтов новых типов советских подводных лодок, в том числе семилопастных, резко уменьшивших уровень их шумов. «Перестройка», к счастью, не смогла полностью развалить отечественный ВПК – так добротно он был создан за прошедшие десятилетия. Но она ударила по новейшим разработкам ВПК второй половины 80-х, в результате чего научно-технический уровень наших вооружений в настоящее время фактически держится на заделе 70-х. Но военные технологии, как любая другая отрасль техники, непрерывно совершенствуется. То, что сейчас является достаточно современным и отвечающим последним требованиям за счет непрерывной модернизации, завтра исчерпает свой конструктивный ресурс и станет устаревшим. Загублены целые военные программы, имеющие стратегический характер для обеспечения обороноспособности государства.

 глава  "ОБРАЗОВАНИЕ, ЗДРАВООХРАНЕНИЕ, КУЛЬТУРА И СПОРТ СССР В 80х гг.  XX столетия" в стадии оформления

VII

"ПЕРЕСТРОЙКА". 1985-1991 г.

1
"УСКОРЕНИЕ"

Начало губительных для Советского Союза реформ обычно связывают с 1985 г., когда партию, а фактически и государство, возглавил М. С. Горбачев. Между тем, одни исследователи называют «отцом перестройки» Ю. В. Андропова, другие выделяют «эмбриональный период перестройки» (1983-1985), не без оснований полагая, что в первой половине 80-х годов СССР постепенно входил в стадию смены правящих элит. В начале 80-х ушли из жизни А. Н. Косыгин, М. А. Суслов, Л. И. Брежнев, А. Я. Пельше, Ю. В. Андропов, Д. Ф. Устинов, К. У. Черненко — последняя когорта руководителей, которые получили политическую закваску в сталинское время и занимали охранительные позиции в отношении модели социализма и взглядов на характер мирового развития, сформированных в 30—50-е годы. Им на смену приходили совсем другие лидеры. Переходный характер внутриэлитных отношений и связанной с ними политики проявился вскоре после смерти Л. И. Брежнева. Сменивший его Ю. В. Андропов осознавал необходимость модернизации СССР (тем более, что такие установки были четко обозначены его предшественником), ограничиваясь только экономической сферой (безусловно, верная стратегия, правильность которой в дальнейшем будет подтверждена примером КНР). Именно такие осторожные преобразования проводились в период его правления. В то же время Андропов начал подбирать «команду» тех, кто был готов энергично взяться за совершенствование социализма. Существуют свидетельства, согласно которым он поощрял инициативное поведение Горбачева, видя в нем возможного преемника. В период правления К. У. Черненко тот уже утвердился в качестве второго лица в партии, которую и возглавил в марте 1985 г.

После смерти К. У. Черненко в марте 1985 г. на пленуме ЦК КПСС новым Генеральным секретарем пыл избран М. С. Горбачев. Избрание молодого, энергичного лидера сулило большие перспективы в плане проведения благотворных для страны социально-экономических реформ и, в целом, было принято обществом положительно.

Вот, сухая  выдержка из общедоступной Википедии по краткой биографии новоявленного Генсека:

С марта 1962 года парторг крайкома КПСС Ставропольского территориально-производственного колхозно-совхозного управления. В октябре 1961 года — делегат XXII съезда КПСС. С 1963 года — заведующий отделом партийных органов Ставропольского крайкома КПСС. Покидавший Ставрополье с поста первого секретаря крайкома партии Ф. Д. Кулаков в 1964 году своему преемнику в этой должности Л. Н. Ефремову называл М.С. Горбачёва в числе перспективных партработников. И хотя Ефремову он не приглянулся, из Москвы были настоятельные рекомендации о его продвижении. 26 сентября 1966 года Михаил Горбачёв был избран первым секретарём Ставропольского горкома КПСС. В том же году он впервые побывал за границей, в ГДР. В 1967 году он заочно окончил экономический факультет Ставропольского сельскохозяйственного института по специальности агроном-экономист.

Дважды кандидатура Горбачёва рассматривалась для перехода на работу в КГБ. В 1966 году его предлагали на пост начальника управления КГБ Ставропольского края, но его кандидатура была отвергнута Владимиром Семичастным. В 1969 году Юрий Андропов рассматривал Горбачёва как возможного кандидата на пост заместителя председателя КГБ СССР.

Сам Горбачёв вспоминал, что до избрания первым секретарём крайкома у него «были попытки уйти в науку… я сдал минимум, написал диссертацию».


Горбачёв посещает свиноводческое хозяйство в ГДР, 1966 год
С 5 августа 1968 года второй секретарь, с 10 апреля 1970 года — первый секретарь Ставропольского крайкома КПСС. Его предшественник в этой должности Леонид Ефремов утверждал, что продвижение Горбачёва происходило по настоянию из Москвы, хотя Ефремов и нашёл возможным выдвинуть его в свои преемники.

Депутат Совета Союза Верховного Совета СССР 9-11 созывов (1974-1989) от Ставропольского края. До 1974 года входил в комиссию Совета Союза по охране природы , затем с 1974 по 1979 годы — председатель Комиссии по делам молодёжи Совета Союза Верховного Совета СССР.

В 1973 году кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, Секретарь ЦК КПСС Пётр Демичев делал ему предложение возглавить Отдел пропаганды ЦК КПСС, где несколько лет Александр Яковлев был исполняющим обязанности заведующего. Посоветовавшись с Михаилом Сусловым, Горбачёв отказался.

По свидетельству бывшего председателя Госплана Николая Байбакова, он предлагал Горбачёву пост своего заместителя по вопросам сельского хозяйства.

После снятия члена Политбюро Дмитрия Полянского с поста министра сельского хозяйства СССР (1976), ментор Горбачёва Фёдор Кулаков заговорил о посте Министра сельского хозяйства СССР, но министром был назначен Валентин Месяц.

Административный отдел ЦК КПСС предлагал Горбачёва на пост Генерального прокурора СССР вместо Романа Руденко, но его кандидатура будущего генсека была отвергнута членом Политбюро, Секретарем ЦК КПСС Андреем Кириленко.

В 1971—1991 был членом ЦК КПСС. По мнению самого Горбачёва, ему покровительствовал Юрий Андропов, способствовавший его переводу в Москву, по независимым оценкам, Горбачёву в большей степени симпатизировали Михаил Суслов и Андрей Громыко.

17 сентября 1978 года на станции Минеральные Воды Северо-Кавказской железной дороги состоялась получившая впоследствии некоторую известность так называемая «встреча четырёх генсеков» — встретились ехавшие проездом в Баку Леонид Брежнев и сопровождавший его Константин Черненко с Михаилом Горбачёвым, как «хозяином» Ставрополья, и находившимся там на отдыхе в то же время Юрием Андроповым. Историки акцентируют, что 47-летний Михаил Горбачёв был самым молодым партфункционером, кандидатуру которого Брежнев одобрил в качестве Секретаря ЦК КПСС, сам Горбачёв упоминал о нескольких своих встречах с Брежневым ещё до переезда в Москву.

Как свидетельствовал Евгений Чазов, в разговоре с ним после смерти Ф.Д. Кулакова в 1978 году Брежнев «стал перебирать по памяти возможные кандидатуры на освободившееся место секретаря ЦК и первым назвал Горбачёва».

27 ноября 1978 года на Пленуме ЦК КПСС был избран Секретарём ЦК КПСС. 6 декабря 1978 года переехал с семьёй в Москву. С 27 ноября 1979 года по 21 октября 1980 года — кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС. Председатель Комиссии законодательных предположений Совета Союза Верховного Совета СССР в 1979—84 годах.

С 21 октября 1980 года по 24 августа 1991 года — член Политбюро ЦК КПСС, с 9 декабря 1989 года по 19 июня 1990 года — Председатель Российского бюро ЦК КПСС, с 11 марта 1985 года по 24 августа 1991 года — Генеральный секретарь ЦК КПСС. На пост генсека Горбачёва после смерти К. У. Черненко выдвинул на заседании Политбюро ЦК КПСС 11 марта 1985 года Министр иностранных дел СССР А.А. Громыко, причём Андрей Андреевич относил это к своей личной инициативе. В мемуарах первого заместителя председателя КГБ СССР Ф.Д. Бобкова упоминается, что ещё в начале 1985 года из-за болезни Черненко на Политбюро председательствовал Горбачёв, из чего автор делает вывод, что Михаил Сергеевич уже тогда был вторым лицом в государстве и преемником на посту генсека.

В политическом плане задачи нового этапа были сформулированы в выступлении Горбачева на апрельском (1985) пленуме ЦК КПСС. Генеральный секретарь говорил о необходимости повышения темпов социально-экономического развития. При этом на первый план выдвигались задачи перевода производства на рельсы интенсификации, ускорения научно-технического прогресса. Для реализации масштабных задач предлагалось «решительно поднимать ответственность кадров, организованность, дисциплину». В ускорении центральное место отводилось машиностроению. Темпы его развития предстояло повысить в полтора-два раза, быстро перейти на производство новых поколений машин и оборудования. Первостепенное внимание предполагалось уделить совершенствованию станкостроения, ускорению развития вычислительной техники, приборостроения, электротехники и электроники как катализаторов научно-технического прогресса. Прозвучало намерение решительно ликвидировать ведомственные барьеры в агропромышленном комплексе. В числе приоритетных была названа подготовка Комплексной программы развития производства товаров народного потребления и сферы услуг. На пленуме говорилось о необходимости удовлетворить потребности населения в садовых участках, изменить ситуацию в здравоохранении, продвинуть школьную реформу, улучшить материальное положение ряда массовых социальных групп. Горбачев поставил вопрос о «перестройке» стиля и «гласности» работы в партийных и государственных учреждениях. С большим одобрением воспринимались заявления нового лидера о недопустимости застоя в движении кадров, назревшей потребности выдвигать молодых, инициативных работников; о роли «человеческого фактора». "Апрельские тезисы" новоявленного генсека были подкреплены и мощным самопиаром, выразившимся в многочисленных поездках по стране: в Ленинград, Киев; на московские заводы и в подмосковные колхозы; на Урал, Север, Дальний Восток; в некоторые республики, где он часто «без бумажки» общался с «трудящимися».

Стоит отметить, что львиная часть тезисов по модернизации, ускорению экономики страны была выдвинута еще Л.И. Брежневым в выступлении на ХХVI съезде КПСС.  Выступление Горбачева стало своего рода компиляцией, переработкой текста его предшественника.

Постепенно набирала темпы и т.н. «кадровая революция» М.С. Горбачева. В 1985—1986 гг. важных постов лишились Г. А.Алиев, В. В. Гришин, Д. А. Кунаев, Г. В. Романов, Н. А. Тихонов, принадлежавшие к когорте руководителей брежневской эпохи. Зато в числе первых в центральном партийном аппарате их получили Н. И. Рыжков, Е. К. Лигачев, Э. А, Шеварднадзе, Л. Н. Зайков, Б. Н. Ельцин. К началу 1987 г. было заменено 70% членов Политбюро, 60 — секретарей областных партийных организаций, 40 — членов ЦК КПСС, ставших ими при Брежневе. Изменения шли сверху вниз. С 1986 по 1988 г. на уровне горкомов и райкомов заменено 70% руководителей. Еще более высокими темпами менялись хозяйственные управленцы. Из 115 членов Совета Министров СССР, назначенных до 1985-го, в первый год пребывания Горбачева у власти сменилась одна треть, в 1988 г. их осталось 22, а в РЖУ — 10. Ротация продолжалась и позднее. Совершенно очевидно, что новоявленный руководитель проводил в жизнь генеральную линию по смене в ударных темпах политической элиты в стране. В дальнейшем эти действия не без основания назовут кадровой чисткой.

Широкий общественный резонанс получили действия нового первого секретаря московского ГК КПСС Б. Н. Ельцина, который провел настоящую чистку столицы от гришинских кадров в горкоме и райкомах партии.

Начатая в мае 1985 г. борьба против пьянства и алкоголизма свидетельствовала о серьезности намерений нового руководства взяться за решение сложнейшей проблемы. В целом она была встречена доброжелательно, хотя многие ставили под сомнение возможность ее успешного завершения. Кампания велась преимущественно административными методами, что было в традициях тех лет, когда параметры проводимых преобразований регламентировались «сверху». В то же время некоторые члены нового руководства изначально предупреждали о ее бессмысленности, указывая прежде всего на риск недополучения денег в бюджет. Однако победила позиция сторонников более широкого взгляда на проблему, которые помимо политических приводили также экономические доводы. По их расчетам, сокращение потерь от пьянства на производстве (они оценивались в 80—100 млн руб. ежегодно) вместе с постепенным свертыванием выпуска спиртного должны были если и не свести на нет, то по крайней мере минимизировать неизбежные поначалу бюджетные потери.

Проведенные мероприятия имели определенный положительный эффект: сократился травматизм; снизились смертность людей, потери рабочего времени, хулиганство, разводы по причинам пьянства и алкоголизма. Но, как писал позже сам Горбачев, «негативные последствия антиалкогольной кампании намного превзошли ее плюсы». К числу издержек кампании относят: спешное закрытие магазинов, винно-водочных заводов; вырубку виноградников; свертывание производств сухих вин; сокращение выпуска пива; массовое развитие самогоноварения, что привело к исчерпыванию в стране ресурсов сахара. Это потянуло за собой резкое сокращение ассортимента кондитерских изделий; стали исчезать недорогие одеколоны, употреблявшиеся вместо водки, а использование других ее «заменителей» привело к росту заболеваний, озлобленности значительных масс населения.

Под предлогом ликвидации бюрократизма и ведомственности 22 ноября 1985 г. был создан  Госагропром СССР — структура, поглотившая пять министерств и один госкомитет, отвечавшие за производство, хранение и переработку сельхозпродукции. Неповоротливость и неэффективность нового управленческого гиганта постепенно становились очевидными (он был ликвидирован в 1989).

14 авгycтa 1986 г. Совмин СССР своим постановлением разрешил организацию кооперативов по сбору и переработке вторичного сырья при местных Советах. По другому, принятому 19 августа, 20 министерств и около 60 предприятий получили право самостоятельно выходить на внешний рынок. 19 ноября 1986 г. Закон «Об индивидуальной трудовой деятельности» легализовал частную деятельность и создание кооперативов в некоторых видах производства товаров и услуг. Осенью 1986-го было разработано, а 13 января 1987 г. принято постановление о создании и деятельности на территории СССР совместных предприятий. Все это были шаги к рыночной экономике, ограничению вмешательства государства в деятельность предприятий.

Предполагались радикальные изменения в строительстве школ, детских садов, больниц и поликлиник. Специальное постановление касалось поощрения садоводства и огородничества. Комплексная программа развития производства товаров народного потребления и услуг на 1986—2000 гг. обещала прорыв на этом направлении. И пожалуй, наиболее грандиозной была программа «Жилье-2000», которая предусматривала решение одной из наиболее болезненных социальных проблем в СССР. Согласно документу, каждая семья к 2000 г. должна была жить в отдельной квартире или в собственном доме.
Все эти и другие решения по социальной сфере стимулировали «революцию ожиданий», связанную с надеждой на быстрое решение накопившихся проблем.

Решение задач по техническому перевооружению экономики и реализации социальных программ требовало больших ассигнований. Между тем ресурсы государства значительно сократились в связи с неблагоприятной международной конъюнктурой. В 1985 г. резко упали цены на нефть и союзный бюджет лишился многомиллиардных долларовых поступлений, которые в 70-х — начале 80-х годов во многом компенсировали некоторые перекосы  советской экономической системы, позволяя закупать за рубежом недостающие стране продукты питания, изделия легкой промышленности и высокотехнологичное оборудование.

Падение цены на нефть отозвалось для СССР еще одним экономических эхом – неплатежеспособны оказались основные покупатели советского вооружения. Оружие было второй по значению после энергоносителей статьей советского экспорта и шло в основном в страны Ближнего Востока, разбогатевших на нефти. Продажа советского оружия странам этого региона во время нефтяного бума 70-х годов возросла в пять раз. Однако самые богатые и стабильные покупатели советского оружия вследствие падения цен на нефть сами оказались в очень сложном положении. Доходы от продажи нефти в таких странах, как Иран, Ирак и Ливия снизились в первой половине 1986 г. почти вполовину. Как следствие, в том же году снизилась и продажа в среднем на 20% или $2 млрд долларов.

Причиной резкого обрушения цен на нефть стало увеличение Саудовской Аравией добычи в три раза. Это решение было принято под сильным давлением Запада. «Для Соединенных Штатов... снижение цен на нефть и нефтепродукты было манной небесной – американским потребителям дарили десятки миллиардов долларов. Для Кремля любое снижение цен было ударом по экономике», пишет П. Швейцер. Аравия была готова идти на уступки США в обмен на гарантии ее безопасности, которой, как казалось саудовскому режиму, угрожали СССР из Афганистана, Иран, Ирак и Израиль. Президент США обеспечил поставки Аравии сверхсовременных ракет «Стингер» и создание на ее территории современной системы защиты от воздушных ударов «Щит мира». «Мы продали саудовцам все это оружие, чтобы снизить цены на нефть», – вспоминал мин.об. США, Уайнбергер. Шеф ЦРУ Кейси в разговоре с саудовским королем Фахдом указывал на то, что если не снизить цен на нефть, «наступит конец хозяйственному оживлению в США». «Чудо рейганомики» нуждалось в искусственной сырьевой подпитке.

В первом квартале сальдо торговли СССР по заниженным данным ЦРУ составило плюс 700 миллионов долларов, в первом квартале 1985 г. – минус 1400 млн. долларов. В 1985 г. СССР удвоил продажу золота. Цены на нефть упали с ноября 1985 г. до апреля 1986 г. с 30 до 12 долларов за баррель. Эти потери были наибольшим ущербом ото всех действий США и составили в год 13 миллиардов долларов. Катастрофических последствий они не имели, так как были покрыты продажей золота и европейскими кредитами, но проведение "реформ" в дальнейшем проводилось в условиях дефицита средств.

Взятый в 1985 г. курс на ускоренное развитие машиностроения повлек за собой увеличение технических приобретений за рубежом, сокращая возможности трат на социальные нужды. Позднее, в 90-е годы, инициаторы реформ признали ошибкой начало реформирования экономики со сферы тяжелой индустрии. Концентрация внимания на сельском хозяйстве и легкой промышленности позволила бы сохранять социальную стабильность и устойчивую политическую поддержку намечаемым крупномасштабным переменам.

Весной 1986 г. произошло событие, оказавшее шоковое воздействие на советское общество. 26 апреля случилась авария на Чернобыльской атомной электростанции, где при проведении эксперимента взорвался четвертый энергоблок. Первоначально не было ясного понимания, что произошедшее — катастрофа не только национального, но и мирового масштаба, однако по мере накопления информации приходило осознание трагизма случившегося. Радиационному загрязнению подверглась значительная часть Украинской ССР, но самый тяжелый удар пришелся на Белорусскую ССР (23% территории, пострадал каждый пятый житель); Впоследствии заражение было обнаружено в Брянской и Тульской областях.

Из официальных документов:

«Перед остановкой на планово-предупредительный ремонт (ППР) блока станции предполагалось проверить способность вращающегося по инерции турбогенератора (№8) вырабатывать электроэнергию для обеспечения потребностей станции в аварийных условиях до включения резервных дизельных генераторов. Подобные испытания проводились и раньше и заканчивались благополучно. В стремлении провести эксперимент персонал станции допустил ряд нарушений правил техники безопасности: отключение системы аварийного охлаждения реактора; блокировку защиты реактора по сигналу остановки турбогенераторов; блокировку защиты реактора по уровню воды и давлению пара в барабане-сепараторе. В процессе подготовки к испытаниям реактор «провалился в йодную яму» — его мощность упала до 30 МВт (тепл.) К 1 ч. 00 мин. 26.04.86 мощность удалось стабилизировать на уровне 200 МВт (тепл.) путем существенного уменьшения оперативного запаса реактивности до величины 6—8 эквивалентных стержней регулирования вместо регламентного уровня — 30 стержней. В 1 ч. 03 мин. дополнительно к шести работавшим ГЦП были подключены еще по одному насосу в каждой петле. В результате суммарный расход теплоносителя превысил регламентное значение, характерное для стационарной работы реактора. Как следствие перечисленных мероприятий, реактор попал в неустойчиво предварительное состояние…»

Однако испытания все-таки начались. Мощность реактора возрастала…

В 1 час 23 минуты 40 секунд, почувствовав опасность, начальник смены нажал кнопку, по сигналу которой в активную зону вводились все регулирующие стержни аварийной защиты. Однако было уже поздно — в 1 час 24 минуты реактор взорвался.

«Согласно математической модели, разработанной в ИАЭ им. И.В. Курчатова, «первый пик» мощности достиг 10-кратного превышения номинальной мощности в течение 4 секунд. Выделение энергии сдвинуло 1000-тонную защитную крышку реактора и привело к тому, что были срезаны все каналы охлаждения по обеим сторонам активной зоны реактора. Через 2—3 секунды произошел второй взрыв, и горячие куски реактора были выброшены из разрушенного здания. Разрушение реактора обеспечило доступ воздуха, который соответственно привел к горению графита».

Всего семь секунд прошло от нажатия кнопки аварийной защиты до глобальных разрушений. В истории человеческой цивилизации это была, пожалуй, самая стремительная техногенная катастрофа.

Существуют, однако, и альтернативные версии случившегося 26.04.1986 на Чернобыльской АЭС.

 "Разгон реактора, который случился в ночь на 26 апреля, был принципиально невозможен при штатном содержании топлива. То есть, если бы топливо реактора соответствовало регламенту, то такого разгона реактора ни в коем случае не было, и он бы не взорвался. В активнную зону было умышленно дополнительно внедрено горючее внештатного состава - с атомных подводных лодок с большой наработкой плутония 239" .
 Информация об этом сегодня открыто опубликована физиком-ядерщиком Николаем Кравчуком. Николай Кравчук закончил кафедру теории атомного ядра физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и его выводы рецензировались профессором, доктором технических наук И.А.Кравцом и доктором физико-математических наук В.А.Вышинским. С 1 по 23 апреля 1986 года «состояние активной зоны реактора существенно изменилось. Такие изменения произошли не случайно, а в результате хорошо спланированных, заранее реализованных действий», пишет Кравчук.

Широкую известность получила версия, выдвинутая сотрудником Института физики Земли РАН Е. В. Барковским. Эта версия объясняет аварию локальным землетрясением. Основанием для такого предположения является сейсмический толчок, зафиксированный примерно в момент аварии в районе расположения Чернобыльской АЭС. Сторонники этой версии утверждают, что толчок был зарегистрирован до, а не в момент взрыва (это утверждение оспаривается, а сильная вибрация, предшествовавшая катастрофе, могла быть вызвана не процессами внутри реактора, а землетрясением. Причиной того, что соседний третий блок не пострадал, считается тот факт, что испытания проводились только на 4-м энергоблоке. Сотрудники АЭС, находившиеся на других блоках, никаких вибраций не почувствовали.

Согласно ещё одной версии, высказанной сотрудником Института проблем информатики Российской академии наук В. П. Торчигиным, причиной взрыва могла быть искусственная шаровая молния, возникшая при проведении электротехнических испытаний в 1:23:04, которая проникла в активную зону реактора и вывела его из штатного режима. Автор гипотезы претендует на то, что ему удалось установить природу шаровой молнии и объяснить многие её загадочные свойства, в частности, способность двигаться с большой скоростью. Он утверждает, что возникшая шаровая молния могла в доли секунды проникнуть по паропроводу в активную зону реактора.

Ликвидация последствий взрыва только в 1986 г. обошлась в 14 млрд советских рублей; требовала миллиардных затрат и в последующие годы. Организованными усилиями удалось ограничить число пострадавших и локализовать аварию. К июлю была разработана концепция «саркофага», а затем в сжатые сроки возведено уникальное укрытие для поврежденного реактора с постоянно функционирующей системой контроля за его состоянием. По сути вторая половина 1986 г. прошла под знаком Чернобыля.

Первоначально именно в сфере внешней политики новое советское руководство продемонстрировало готовность решительно отойти от традиционных подходов.

В 1985—1986 гг. продолжалось развитие связей со странами, входившими в Организацию Варшавского Договора. В 1985 г. он вновь был продлен на очередные 20 лет. В соответствии с новым курсом внутри СССР утверждена Комплексная программа научно-технического прогресса стран — членов СЭВ до 2000 г. Продолжались регулярные встречи на высшем уровне с лидерами этих стран. Правда, на них стали звучать новые нотки: советская сторона давала понять, что намерена отходить от роли «старшего брата» в отношениях с партнерами и что СССР не намерен более вмешиваться во внутренние дела соседей. Инициатива исходила от Генерального секретаря ЦК КПСС.

С середины 1986-го Горбачев начинает повторять, что перемены в обществе идут недостаточно быстро. Среди главных причин он чаше выделял две: сохраняющуюся пассивность подавляющей массы населения и приверженность управленческих структур директивным формам управления. В связи с этим проблема демократизации ставится не только как одна из целей реформ, но и как обязательная их предпосылка. «Важнейший участок перестройки — демократизация. Права даем реальные. А кто будет реализовывать? Есть люди, способные и храбрые, чтобы использовать права? Отучили ведь их от пользования демократией», — говорил Горбачев на одном из заседаний Политбюро летом 1986 г. «Поэтому мы должны включить людей в процесс перестройки через демократизацию общества», — развивал он ту же мысль в сентябре.

Роль идейной оппозиции к т.н. консерватизму отводилась прессе. Выступая в 1986 г. перед работниками средств массовой информации Горбачев говорил: «Многие из наших консервативных проявлений ошибок и просчетов, вызывающих застой мысли и действия и в партии и в государстве, связаны с отсутствием оппозиции, альтернативы мнений, оценок. И здесь, на нынешнем этапе развития общества, такой своеобразной оппозицией могла бы стать наша пресса». В том же году происходит организационная подготовка «наступления гласности»: во главе целого ряда массовых изданий поставлен новые люди. Новых главных редакторов получили «Известия», «Oгонек», «Московские новости», «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Московская правда», «Московский комсомолец», «Юность». «Новый мир», некоторые другие газеты и журналы, стали в 1987— 1991 гг. самыми острыми и читаемыми изданиями.


В середине — второй половине 1986 г. Горбачев и его окружение пришли к убеждению, что решение всех проблем упирается в неэффективность существующей в СССР политической системы.  Предполагалось реформировать, уменьшить «глобальную» роль КПСС в жизни общества и государства; организовать полноценные выборы в Советы, повысить ответственность и зависимость депутатов от избирателей; добиться реальной независимости судебной власти; утвердить всестороннюю гласность, организационные формы осуществления права на демонстрации, свободу слова, совести, печати, собраний, права на свободное перемещение; двигаться по пути глубокой демократизации хозяйственной жизни. Все эти вопросы предстояло поставить на специальном Пленуме ЦК КПСС, интенсивная подготовка к которому шла всю осень и зиму 1986 г. Проблемы экономической реформы были отодвинуты на второй план.

В декабре произошли два события, имевших «знаковый» смысл. 23 декабря был возвращен из горьковской ссылки и фактически реабилитирован духовный лидер советских диссидентов западнической ориентации академик А. Д. Сахаров. А с начала месяца в кинотеатрах страны началась демонстрация фильма Т. Абуладзе « Покаяние». Формально посвященная осуждению абстрактного «Диктатора», лента не оставляла сомнений в том, о ком идет речь на самом деле. Физиономическое сходство главного героя с Л. П. Берия, воссоздание атмосферы ужаса, порожденного бессмысленными кровавыми репрессиями, давали такую художественную версию событий, которая далеко выходила за рамки официальной трактовки истории 20—50-х годов. Выход на экраны фильма впоследствии назвали «началом обвала коммунистической идеологии». Тем самым лидирующая группа демонстрировала, в каком направлении и насколько далеко она была готова идти в будущем переосмыслении истории и политики.

Подробнее роль представителей т.н. "творческой  интеллигенции" в развале СССР мы еще рассмотрим (глава оформляется).

Конец 1986-го стал определенным рубежом в истории преобразований 1985-1991 гг. К этому времени постепенно стали обозначаться экономические трудности. Они явились результатом, с одной стороны, неблагоприятного стечения ряда обстоятельств (падение цен на нефть, затраты на ликвидацию последствий Чернобыльской катастрофы), с другой — просчетов собственного горбачевского курса (увеличение ассигнований на машиностроение при сокращении закупок товаров народного потребления за рубежом, широкомасштабные социальные акции, а также антиалкогольная кампания). Все эти мероприятия объективно носили проинфляционный характер и способствовали бюджетной дестабилизации, которая предшествовала значительному ухудшению положения в народном хозяйстве СССР.

2
"НОВОЕ  МЫШЛЕНИЕ"

Новый план преобразований озвучен на январском (1987) пленуме ЦК КПСС. Принципиально новым в нем было то, что, по сути, впервые в советской истории основное внимание концентрировалось не на изменениях в экономике, а на преобразованиях политической системы, которые, по мнению Горбачева и его команды, в итоге должны были дать мощный импульс социально-экономическому и духовному развитию общества.

В докладе на пленуме М С. Горбачев констатировал, что к середине 80-х годов в стране сложился «механизм торможения», сдерживающий социально-экономическое развитие и не позволяющий раскрыть преимущества социализма. Его корни — в серьезных недостатках функционирования институтов социалистической демократии, устаревших политических и теоретических установках, в консервативном механизме управления. В качестве главного средства слома «механизма торможения» предлагалось углубление социалистического демократизма, развитие самоуправления народа. Рассматривались вопросы совершенствования работы Советов, профсоюзов, комсомола; говорилось о необходимости повышения роли суда, усиления прокурорского надзора, обеспечения прав и свобод граждан. Поистине революционной была установка на реформирование избирательного процесса на всех уровнях: впервые за долгие годы предлагались выборы на альтернативной основе.

Начавшаяся самоорганизация общества проявилась в так называемых «неформальных» движениях. Во многих городах стали появляться дискуссионные клубы, самодеятельные объединения и группы, которые удовлетворяли потребности, прежде всего рядовой интеллигенции и молодежи, в свободном общении и активной полезной деятельности. Определенную известность получил созданный в феврале 1987 г. в Ленинграде клуб межпрофессионального общения «Перестройка». В инициативную группу вошли молодые "экономисты", социологи, философы, в их числе И. Б. Чубайс, Е. Т. Гайдар, В. Кикоть. Деятельность ее направлялась на «выработку программ эффективного и ненасильственного разрешения общественных конфликтов, а также проведение экспертиз по вопросам экономического и политического развития страны». Первая крупная дискуссия, организованная клубом, прошла в марте 1987 г. и была посвящена обсуждению проекта Закона «О государственном предприятии (объединении)». В течение этого года на заседаниях клуба выступали известные в либеральных кругах "экономисты": Г. X. Попов с докладом «С точки зрения экономиста»; В. И. Данилов-Данильян — «Экономические проблемы перестройки»; Н. Я. Петраков — «Управление экономикой и демократизация».

Дальнейший ход истории покажет, на что настраивались и к чему готовились эти неформальны движения, группы по интересам, дискуссионные клубы и т.п..

Осень 1987 г. стала определенным водоразделом в развитии общественно-политической ситуации в СССР. На нее повлияли и новые оценки истории и политики, прозвучавшие в связи с празднованием 70-летия Октябрьской революции. В докладе «Октябрь и перестройка революция продолжается» и в книге «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира» лидер партии отметил творческий характер ленинизма, подчеркнув способность Ленина отказываться от догм, не отвечающих жизни. В историческом плане обращалось внимание на важность живого творчества масс, необходимость смелых социальных экспериментов при созидании нового. Он говорил и о значении внутрипартийных дискуссий, которые помогали выработке нужных решений; о недоиспользованных возможностях нэпа; при знании переломного характера коллективизации необычно много внимания уделил ее негативным последствиям. Поставлен был вопрос о социальной цене революционных преобразований.

На официальном уровне было заявлено о том, что  к концу 30х годов была создана административно-командная система, не только охватившая экономику, но и распространившаяся на надстройку. При признании «противоречивости» оценки Сталина больше говорилось о "беззакониях, совершенных им и его ближайшим окружением". Указывая на необоснованность репрессий против руководителей партии, государства, а также деятелей культуры, Горбачев призвал довести до конца» приостановленный в середине 60-х годов процесс «восстановления справедливости» — реабилитировать невинно пострадавших. Политическая реабилитация Н. И. Бухарина, прозвучавшая в докладе, положила этому начало. В докладе было названо имя Л. И. Брежнева как человека, прямо ответственного за нарастание негативных процессов в жизни общества в 70-х — начале 80-х годов.

Доклад Горбачева привел к радикализации политики гласности, которая, в свою очередь, стимулировала поляризацию общественных настроений и впоследствии — политическое размежевание.

Новый мощный импульс получила кампания по «десталинизации», принявшая широкий размах и имевшая различные формы. В январе 1988 г. при ЦК КПСС создана комиссия по реабилитации жертв репрессий конца 30-х годов. Одновременно разворачивается «десталинизация» «снизу». Учрежденное рядом творческих организаций историко-просветительское общество «Мемориал» ставило задачей содействие полной реабилитации жертв репрессий; оказание помощи пострадавшим от них лицам; создание на территории СССР памятника жертвам сталинизма; восстановление исторической правды о незаконных и террористических методах политической деятельности.

Первым председателем общества "Мемориал" стал  диссидент, академик АН СССР, А.Д.Сахаров. Стоит отметить тот факт, что общество незамедлительно получило финансовую подпитку из США, так как вело свою деятельность строго в антисоветском ключе. Заметим, что "сталинскому" вопросу  западными "партнерами" в то время уделялось пристальнейшее  внимание.
Известный советолог Стивен Коэн в своей книге «Переосмысливая советский опыт», написанной в середине 70-х годов, так оценивал возможные последствия для СССР, если вновь удастся развернуть кампанию вокруг Сталина: «Сталинский вопрос... имеет отношение ко всей советской и даже российской истории, пронизывает и заостряет современные политические вопросы... Сталинский вопрос запугивает как высшие, так и низшие слои общества, сеет распри среди руководителей, влияя на принимаемые ими политические решения, вызывает шумные споры в семьях, среди друзей, на общественных собраниях. Конфликт принимает самые разнообразные формы, от философской полемики до кулачного боя». Под влиянием таких оценок внешнеполитические стратеги США рассматривали историю сталинского времени как поле боя, на котором могли разыграться решающие сражения «холодной войны», а сфабрикованные западной пропагандой образы Сталина могли использоваться в качестве эффективных орудий в этих баталиях.

Нельзя не впомнить и тот факт что  по прошествии нескольких десятилетий, в связи с вводом закона о регистрации некоммерческих организаций, получающих иностранное финансирование и ведущих политическую деятельность, организация «Мемориал» была объявлена иностранным агентом в РФ. По результатам проведенной по поручению Генеральной прокуратуры РФ в апреле 2013 года прокурорской проверки представителем прокуратуры было заявлено, что «Мемориал» занимается в России политической деятельностью, ставя перед собой цель, как заявлено в уставе организации, «воздействовать на общественное мнение внутри страны», при этом финансирование организации происходит из США

Вернемся в перестроечные 80е. Всё происходящее неоднозначно оценивалось общественным сознанием, так как под лозунгом «возрождения ленинского облика социализма» в средствах массовой информации развертывается откровенно антисоветская компания.

Все это привело к тому, что на рубеже 1987—1988 гг. начинается размежевание относительно проводимого в стране курса. При этом одни полагали, что преобразования идут слишком медленно и не дают результатов — именно в таком духе оценено выступление Б. Н. Ельцина на октябрьском (1987) пленуме ЦК. Другие полагали, что под флагом «перестройки» происходит «сдача» социализма, при том что цели «реформаторов» остаются туманными. Эти настроения нашли отражение в нашумевшей весной 1988 г. статье Н. А. Андреевой «Не могу поступаться принципами». Обе позиции резко осуждены «горбачевцами». Ельцин даже лишен своего поста в Московском горкоме КПСС. Пленум вынес резолюцию считать выступление Ельцина «политически ошибочным», и предложил МГК рассмотреть вопрос о переизбрании своего первого секретаря. Стенограмма выступления Ельцина не была своевременно опубликована в печати, что породило множество слухов. В «самиздате» появилось несколько подложных вариантов текста, гораздо более радикальных, чем оригинал. Автором одного из них был гл.редактор «Московской Правды» М. Н. Полторанин.

текст статьи "Не могу поступаться принципами"

текст выступления Ельцина Б.Н. на окт. пленуме ЦК

Главным политическим событием 1988 г. стала XIX партийная конференция.

Выступление Горбачева на конференции  свидетельствовало о дальнейшей идейной эволюции партийного лидера. В качестве «общечеловеческих» представлялись те принципы, которые ранее считались атрибутами «буржуазной демократии».

Текст выступления М.С. Горбачева на  XIX Всесоюзной партийной конференции.

Новые подходы конкретизированы в предложениях по реформе политической системы общества, которые затрагивали два базовых института: государство и партию. Намечавшиеся перемены должны были привести к реальному разграничению функций между ними. Партии предстояло уйти из сферы оперативного управления социальными процессами. Демократизации общества, усилению влияния граждан на принятие решений были призваны способствовать два новых государственных института: съезд народных депутатов и действующий на постоянной основе парламент (Верховный Совет). При этом предпринята попытка обеспечить плавный переход от старой политической системы к новой. Из общего числа в 2250 депутатов, которые должны были составить корпус народных избранников, 750 намечалось выбирать от так называемых общественных организаций на их съездах и пленумах (имелись в виду партийные, профсоюзные, кооперативные, молодежные, женские, ветеранские, научные, творческие и др.). Это предполагало, особенно важное на первом этапе, менее болезненное встраивание активной части традиционной элиты в новую политическую систему, что должно было умерить возможное сопротивление реформе

На конференции прозвучали и критические выступления в адрес нового партийного руководства. Обращалось внимание на то, что за три года не удалось добиться ощутимых перемен, прежде всего в социально-экономической сфере. Звучали упреки в отсутствии ясного плана преобразований, чрезмерной импровизации. Наиболее яркой, отразившей скептическое отношение к происходящим переменам стала речь писателя Ю. В. Бондарева. Многие сочли точным его сравнение «перестройки» с самолетом, который подняли в воздух, не зная, «есть ли в пункте назначения посадка».

Вспоминая XIХ Всесоюзную партконференцию, нельзя не упомянуть и о фигуре А.Яковлева (члена ЦК КПСС, секретаря ЦК курировавего, совместно с Е. К. Лигачёвым, вопросы идеологии, информации и культуры), которого не зря называют "архитектором перестройки". Именно Яковлев возглавлял на 19-й Всесоюзной партконференции комиссию, подготовившую знаменитую резолюцию «О гласности».

Краткая историческая справка по А.Яковлеву:

Летом 1985 Александр Николаевич стал заведующим отделом пропаганды ЦК КПСС. В 1986 стал членом ЦК КПСС, секретарем ЦК, курирующим вопросы идеологии, информации и культуры, на июньском (1987 года) пленуме — членом Политбюро, в 1989 — народным депутатом СССР.

Летом 1985 года Яковлев стал заведующим отделом пропаганды ЦК КПСС. В 1986 году был избран членом ЦК КПСС и стал секретарём ЦК курировавшим, совместно с Е. К. Лигачёвым, вопросы идеологии, информации и культуры. Выступал за всемерное развитие связей с западными странами, а также со странами Азиатско-Тихоокеанского региона и Ближнего Востока (в частности, и с Израилем).
Способствовал публикации в СССР произведений Набокова, Солженицына, Рыбакова, Приставкина, Дудинцева, выходу на экраны около 30 ранее запрещённых фильмов. Инициатор решения Политбюро ЦК КПСС (май 1988) об издании на базе издательства «Правда» и журнала «Вопросы философии» ранее запрещённых трудов русских философов.
Яковлев, Горбачёв и Джордж Буш. Саммит на Мальте в 1989 году
Способствовал восстановлению отношений между советским государством и Русской православной церковью, возвращению РПЦ Оптиной пустыни, Толгского монастыря, за что был награждён церковным орденом преподобного Сергия Радонежского.
В 1987 году принимал активное участие в чистке советского генералитета по «инспирированному горбачевским окружением делу Руста», способствовал назначению на пост министра обороны Дмитрия Язова. Рекомендовал назначить председателем КГБ В. А. Крючкова, с которым был близко знаком ещё со времен совместной работы в 60-х годах в ЦК КПСС.
На XIX Всесоюзной конференции КПСС возглавил комиссию, подготовившую резолюцию «О гласности». На сентябрьском (1988 г.) Пленуме ЦК КПСС ему было поручено курировать от ЦК КПСС внешнюю политику СССР.
С октября 1988 года — председатель Комиссии Политбюро ЦК по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями 1930—1940-х и начала 1950-х годов.
В 1989 г. был избран народным депутатом СССР. На II съезде народных депутатов СССР в декабре 1989 года Яковлев сделал доклад о последствиях подписания в 1939 году Договора о ненападении между СССР и Германией («пакта Молотова — Риббентропа») и секретных протоколов к нему. Съезд принял резолюцию (после повторного голосования), впервые признававшую наличие секретных протоколов к пакту (оригиналы были найдены только осенью 1992 года) и осудившую их подписание.
7 мая 1991 года в газете «Советская Россия» было опубликовано открытое письмо «Архитектор у развалин» Геннадия Зюганова, адресованное Яковлеву, в котором содержалась резкая критика политики Перестройки.

Интересное мнение о личности А.Яковлева от политолога С.Кара-Мурзы.

Осенью 1988 г. развернулась работа по реализации мер, намеченных XIX партконференцией. Удовлетворив «просьбу» А. А. Громыко об уходе на пенсию, М. С. Горбачев 1 октября 1988 г. возглавил Президиум ВС СССР, сконцентрировав, таким образом, в своих руках высшую партийную и государственную власть. Та же сессия Верховного Совета утвердила поправки в Конституцию СССР, которые узаконили будущую реформу политической системы. В сентябре началась крупнейшая за многие годы реорганизация аппарата ЦК КПСС. Вместо более 20 «отраслевых» отделов созданы 6 комиссий в соответствии с основными направлениями партийной работы в новых условиях. Все их возглавили секретари ЦК. Значительно сократилась общая численность сотрудников аппарата, что подчеркивало стремление освободить высшие партийные органы от функций оперативного управления. В то же время к работе в ЦК привлекались специалисты, не «отягощенные» опытом длительного пребывания на аппаратной работе и якобы способные формировать ее современный стиль. Создаваемая в Центре модель должна была стать образцом для нижестоящих партийных комитетов.

Ф
актически явочным порядком, «снизу», осенью 1988-го началась постепенная реабилитация А. И. Солженицына. Группа писателей и кинематографистов поставила вопрос об отмене дискриминационных мер в отношении него и о восстановлении писателя в творческом союзе. В партийном и государственном аппарате предложения о его реабилитации поначалу вызывали активное неприятие. Не было единства и в Политбюро. Однако Горбачев не захотел ссориться с интеллигенцией. В результате с 1989 г. в центральных журналах началась публикация наиболее острых антисоветских произведений писателя, в частности «Архипелага ГУЛАГ». Нельзя не упомянуть в этой связи об изобилующих фальсификациях на страницах солженицынского "Архипелага". Однако, несмотря на это, "рукотворчество" Солженицына занесено даже в современную школьную программу.

Подготовка к XIX партконференции и ее решения подтолкнули идейно-политическое размежевание в среде «неформалов». Наряду со сторонниками совершенствования социализма все громче заявляли о себе те, кто предпочитал либеральный выбор. В июне—июле 1988 г. по всей стране создаются «народные фронты», позволившее их представителям 13 августа провести рабочую встречу в Ялте. Наиболее крупными структурами в то время были Байкальский (Иркутск), Ивановский и Уральский народные фронты. Итогом этой инициативы стало создание в середине декабря Российского народного фронта. Процесс образования более массовых, чем элитарные клубы, структур привел к резкой активизации митинговой деятельности

В середине — второй половине 1988 г. активизировались группы откровенно антикоммунистической направленности. Заметный резонанс вызвали митинги ,так называемого, "Демократического союза" 21 августа и 5 сентября. В первом случае собрание на Пушкинской площади было связано с 20-летием со дня ввода войск в Чехословакию, во втором — с 70-летним «юбилеем» «красного террора». По сути, впервые призывы к насильственному свержению существующего в СССР строя не получили действенного отпора правоохранительных органов.

краткая историческая  справка по организации "Демократический союз":

Первый учредительный съезд  прошёл 7-9 мая 1988 года — в Москве. Одно из заседаний съезда состоялось на платформе Кратово Казанской железной дороги в Подмосковье. В съезде участвовали представители неформальных групп «Демократия и гуманизм» (Валерия Новодворская, Евгения Дебрянская, Игорь Царьков, Дмитрий Стариков), «Доверие» (Екатерина Подольцева, Ася Лащивер), «Перестройка-88» (Юрий Скубко, Виктор Кузин), «Младомарксистское общество» (Александр Элиович, Андрей Грязнов) и других объединений из 17 городов СССР (Лев Убожко, Андрей Деревянкин, Валерий Терехов, Александр Лукашёв). Большинством в один голос 8 мая 1988 года съезд принял решение объявить ДС «политической партией» (а не «общественной организацией»). Этот день считается днём создания партии.

Изначально достаточно высокой организованностью отличались неформальные движения в Прибалтике, где разворачивался основанный на национальной идее процесс массовой политизации. Осенью 1988 г. в Латвии, Эстонии и Литве также оформились Народные фронты. Общий «враг» — союзные партийно-государственные и ведомственные органы — обусловил идейную и организационную солидарность прибалтийских народнофронтовцев и российских «неформалов», которые изначально рассматривали себя частями единого протестного движения.

К этому моменту антисоветская деятельность в стране фактически была полностью легализована и с попустительства высшего руководства страны получила лавинообразный характер.

Стоит также отметить, что народные фронты, т.н. демократические объединения (партии, союзы) на тер. РСФСР имели явно выраженный семитский оттенок. Лидерами подобных объединений, в подавляющем большинстве, являлись представители российской еврейской диаспоры.

Российские т.н. «демократы» обосновывали роль Прибалтики в качестве «передовой периферии», где быстрее, чем в целом по стране, появлялись ростки гражданского общества.

Взятый в январе 1987 г. курс на "демократизацию и гласность" к концу 1988-го привел к важным последствиям. К этому времени происходит стремительная эволюция представлений о путях, степени радикальности и конечных целях реформирования общества. И что особенно важно, в это время «перестройка» приобрела автономность от своих инициаторов, что открывало возможные альтернативы в дальнейшем развитии событий. Собственно, Генеральный секретарь ЦК КПСС, Горбачев М.С., и не скрывал своего желания тотального вовлечения масс в т.н. "перестроечные реформы", а следовательно и несёт полную ответственность за их необратимый к тому моменту характер.

1989-й год стал переломным в истории перестройки. Искусственно порожденные политикой Горбачева проблемы в экономике, социальной сфере стали объективными предпосылками к широкой антигорбачевской и поводом для антикоммунистической оппозиционности.  Есть все основания полагать, что именно на это и был расчет новоявленного лидера государства. В марте состоялась первая шахтерская забастовка, которая летом охватила уже всю отрасль. В 1989—1990 гг. расширились география и масштабы забастовочного движения, а к экономическим требованиям прибавились политические. В большинстве республик Союза политическая жизнь все более окрашивается в этнические краски, что приводит к обострению существующих и появлению новых противоречий и конфликтов. Происходит эскалация вооруженных столкновений (Закавказье, Средняя Азия); отрабатывается прибалтийская модель сепаратизма, на союзной политической сцене впервые как самостоятельный появляется российский фактор. Продолжавшееся углубление критики советского периода отечественной истории подводило к отрицанию социализма как общественной системы; обществу усиленно навязывалась либерально-демократическая альтернатива развития страны. Одновременно происходит организационное оформление политической оппозиции, радикальная часть которой изначально была нацелена на жесткую борьбу за овладение властью.

Важнейшим политическим событием 1989 г. был I съезд народных депутатов СССР (май — июнь), работа которого означала вступление реформы политической системы в практическую фазу. На съезде были избраны постоянно действующий двухпалатный Верховный Совет CCCР и его Председатель М. С. Горбачев. На форуме развернулась острая полемика по самому широкому кругу проблем, свидетелями которой благодаря телевидению были многие жители страны

А. Д. Сахаров предложил принять Декрет о власти, который предполагал отмену 6-й статьи Конституции СССР о руководящей роли партии в жизни советского общества и установление независимости высших должностных лиц государства отрешений КПСС. Много времени на съезде заняло обсуждение проблем межнациональных отношений. Острота их постановки была связана и с тем, что за две недели до его открытия в Тбилиси произошло кровопролитие, ставшее следствием столкновения демонстрантов с армейскими частями. На съезде это вызвало антироссийские и антирусские высказывания. Решено было создать специальную комиссию съезда для выяснения причин трагедии. По предложению делегаций от Прибалтийских республик, была сформирована также комиссия по расследованию секретного приложения к «пакту Молотова—Риббентропа» (1939).

На I съезде народных депутатов впервые за долгие годы началось формирование организованной политической оппозиции. 7 июня 1989 г. депутат из Оренбурга В. Шаповаленко объявил о создании Межрегиональной депутатской группы (МДГ), в которую первоначально вошли 150 человек. Летом группа увеличилась до 388, из них 286 представляли РСФСР. Окончательное организационное конституирование МДГ произошло 29 июля на первой обшей конференции ее членов. На ней выбраны пять сопредседателей: Ю. Н.Афанасьев, Б. Н. Ельцин, В. Пальм, I'. X. Попов и А. Д. Сахаров и Координационный совет из 20 с лишним человек. С программными тезисами группы выступил Б. Н. Ельцин, выделив следующие принципиальные идеи: признание частной собственности, децентрализация власти, экономическая самостоятельность и реальный хозяйственный суверенитет республик.

Следует особо отметить явно деструктивный характер работы МДГ по отношению к государственному строю. МДГ, фактически, взяла на себя роль «пятой колонны», идейно и материально поддерживаемой не только внутренней контрреволюцией, но и антисоветскими силами извне. Именно МДГ подпирала предательство Горбачёва, Яковлева, Шеварднадзе, именно в ней стряпались самые грязные и нелепые выдумки, порочащие советский строй, именно она развернула кампанию беззастенчивого шельмования выдающихся политических деятелей России: В.И. Ленина и И.В. Сталина.

Большинство депутатов, искренне озабоченных судьбой страны, оказалось не готово к скоординированным и яростным атакам контрреволюции на политические и экономические устои СССР, безоружным против лживых и враждебных выступлений Ю. Афанасьева, А. Собчака, Г. Старовойтовой, Г. Попова и десятков других записных ораторов группы, превзошедших в своем цинизме все границы человеческой подлости.

При непосредственном участии МДГ была поставлена на широкую ногу подрывная работа антисоветских сил с использованием тактики подавления и устрашения. Например, в сентябре 1989 года на засекреченной конференции Московского объединения клубов избирателей Г. Попов инструктировал своих единомышленников: «У нас есть шансы для победы, нужно ставить на учет каждого депутата РСФСР. Он должен понять, что если он будет голосовать не так, как скажет Межрегиональная группа, то жить ему в этой стране будет невозможно». Как видим, в своем кругу рядиться в тогу демократа было совсем не обязательно.

Реформа политической системы связывалась с превращением Советов в главный источник власти, что на политическом языке означало необходимость отмены 6-й статьи Конституции СССР, закреплявшей ведущую роль КПСС. В экономической сфере упор сделан на ускоренный переход к рыночным отношениям. Одним, из главных было предложение о перераспределении объектов общественной собственности. Как видим, цели у антисоветских сил были четко очерчены.

Невольным союзником конституирующейся оппозиции становилось стачечное движение. Интерес к рабочим инициативам в «демократической» среде существовал давно, но летом 1989 г. становится более предметным. К этому времени в регионах, охваченных шахтерскими забастовками, идет создание чисто политических объединений. 17 августа на конференции стачечных комитетов шахт, производственных объединений и городов Донбасса учрежден Союз стачечных комитетов региона, принят его Устав и организован Координационный совет. С Донбассом координировали свои действия шахтеры Воркуты и Караганды. Из руководителей МДГ наиболее тесные контакты с лидерами стачкомов поддерживали Г. X. Попов и Н. И. Травкин, которые в поездках по шахтерским регионам вели переговоры о координации действий с рабочими лидерами. Объективной основой этого альянса была неприязнь к центральным властным структурам: шахтеры «нажимали» на союзные ведомства, требуя быстрого решения накопившихся за десятилетия проблем. «Демократы» подсказывали, когда и какие шаги (лозунги, протесты, забастовки) нужно предпринимать, подключая шахтеров к общеполитической схватке за власть.

К 1990 г. политическая система СССР находилась в кризисном состоянии. Начало ее реформы привело к общему снижению уровня управляемости социальными процессами. Передача властных функций от партийных структур советским, которые организационно не были к этому подготовлены, привела к ослаблению централизованного влияния на экономику и политику, межнациональные отношения и социальные процессы. Современники констатировали повсеместную «эскалацию безнаказанности». Одновременно приходило осознание необходимости создания политического института, который компенсировал бы утрату интеграционной функции КПСС.

В этих условиях в январе—феврале 1990 г. в окружении Горбачева решают дать ход идее о введении в СССР президентской системы. Представление о том, что ему «не хватает власти», было связано с растущей нелегитимностью  партии в условиях проведения курса на разделение функций между КПСС и государством.

Учреждение поста Президента СССР на III съезде народных депутатов в марте 1990 г. произошло одновременно с отменой 6-й статьи Конституции о руководящей роли КПСС. Партия юридически превращалась в одну из общественных организаций, призванную бороться за влияние сугубо политическими методами.

краткая историческая справка по вопросу об отмене 6 статьи:

Впервые вопрос об отмене идеологической и политической монополии Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) возник весной 1989 года, в дни выборов народных депутатов СССР. Уже тогда многие кандидаты говорили о необходимости перехода к многопартийной системе, о политической демонополизации и отмене 6-й статьи Конституции СССР.
Статья 6-я Конституции 1977 года гласила: "Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза. КПСС существует для народа и служит народу.
Вооруженная марксистско-ленинским учением, Коммунистическая партия определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придает планомерный научно обоснованный характер его борьбе за победу коммунизма.
Все партийные организации действуют в рамках Конституции СССР ".
Борьба за отмену или изменение 6-й статьи союзной Конституции развернулась на I Съезде народных депутатов, который начал свою работу 25 мая 1989 года. В острых прениях на съезде сформировалось два направления сторонников перестройки – умеренное, во главе с Михаилом Горбачевым, и радикальное, в виде возникшей Межрегиональной депутатской группы (МДГ), сопредседателями которой стали Юрий Афанасьев, Гавриил Попов, Борис Ельцин, Виктор Пальм и Андрей Сахаров. Члены Межрегиональной группы возглавили растущую в стране оппозицию власти и потребовали полного уничтожения советской политической системы.
На съезде они требуют отменить 6 статью Конституции, закрепляющую руководящую роль КПСС, и признать политический плюрализм, внедрить рыночные механизмы в экономику, деидеологизировать управление и т.п.
Рупором радикального направления стали журнал Огонек"(гл.редактор на тот момент - т.н. "прораб перестройки", Вита́лий Алексе́евич Коро́тич), газеты "Московские новости" (главный редактор на тот момент - Его́р Владимирович Я́ковлев, одновременно и заместитель председателя правления Агенства печати "Новости") , "Московский комсомолец" (главные редактор на тот момент - Павел Николаевич Гусев), "Аргументы и факты" (главный редактор на тот момент - Владислав Андреевич Старков).
 Одним из инициаторов кампании за отмену 6-й статьи Конституции СССР был Андрей Дмитриевич Сахаров. Став одним из сопредседателей МДГ, именно он настоял на том, чтобы включить требование отмены 6-й статьи в программные документы "межрегионалки".
Позже отмену 6-й статьи стали называть "поправкой депутата Сахарова".
На II Съезде народных депутатов СССР, который открылся 12 декабря 1989 года, 6-я статья вызвала бурную полемику. Перед открытием Съезда МДГ обратилась с призывом к всеобщей политической забастовке в поддержку требований об отмене 6‑й статьи. На первом утреннем заседании выступил Андрей Дмитриевич Сахаров с требованием включить в повестку дня вопрос о 6-й статье Конституции.
Но большинство на Съезде отказалось включить вопрос в повестку дня. Михаилу Горбачеву удалось уговорить депутатов вообще не обсуждать вопрос о 6‑й статье Конституции.
4 февраля 1990 года в Москве прошли массовые митинги, на улицы столицы вышло по меньшей мере 200 тысяч человек. Это была самая мощная и хорошо подготовленная акция протеста, главным лозунгом которой стало требование отменить 6-ю статью Конституции СССР.
На другой день – 5 февраля 1990 года состоялся расширенный пленум ЦК КПСС, на котором Михаил Горбачев заявил о необходимости введения поста президента СССР с одновременной отменой 6-й статьи Конституции СССР о руководящей роли КПСС и установлении многопартийной системы.
Анатолий Собчак так писал об этом событии: "Практически все, выступавшие на том пленуме, негативно отнеслись к предложению генсека об отмене 6-й статьи. Более того – в самых резких тонах клеймили "так называемых демократов", говорили о дискредитации партии и социализма и были настроены весьма решительно. А потом так же единодушно проголосовали за".
Согласно решению Пленума ЦК КПСС, на III Внеочередном съезде народных депутатов (12-15 марта 1990 г.) "в порядке законодательной инициативы" был внесен проект "Закона СССР об изменениях и дополнениях Конституции СССР по вопросам политической системы (статьи 6 и 7 Конституции СССР)".
14 марта 1990 года был принят закон "Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию СССР".
Статья 6-я Конституции была изложена в следующей редакции: "Коммунистическая партия Советского Союза, другие политические партии, а также профсоюзные, молодежные, иные общественные организации и массовые движения через своих представителей, избранных в Советы народных депутатов, и в других формах участвуют в выработке политики Советского государства, в управлении государственными и общественными делами".
Вместо обычного для советской системы "коллегиального главы государства" – Президиума ВС СССР, был учрежден пост Президента СССР с большими полномочиями. Он был и Верховным Главнокомандующим Вооруженными силами СССР, назначал и смещал военное командование. Президент представлял ВС СССР, а затем Съезду народных депутатов на утверждение и освобождение от должности председателя правительства СССР, Верховного суда, Генерального прокурора, председателя Высшего арбитражного суда СССР и персональный состав Комитета конституционного надзора СССР.
Президент имел право объявить мобилизацию, состояние войны, военное или чрезвычайное положение в отдельных районах страны, ввести временное президентское правление. Он возглавлял Совет безопасности СССР, члены которого назначались по согласованию с ВС СССР. Поначалу был создан и Президентский совет, который был упразднен в ноябре 1990 года ввиду неработоспособности.
Президент СССР возглавлял Совет Федерации, в который входили вице-президент СССР и президенты республик. Решения этого Совета принимались большинством не менее двух третей голосов.
Хотя по Конституции Президент должен был избираться всенародным голосованием, но в первый раз "в порядке исключения" он был избран народными депутатами СССР.


В связи с этим интересен тот факт, что главные редакторы печатных изданий ( журнал Огонек"(гл.редактор на тот момент - т.н. "прораб перестройки", Вита́лий Алексе́евич Коро́тич), газеты "Московские новости" (главный редактор на тот момент - Его́р Владимирович Я́ковлев, одновременно и заместитель председателя правления Агенства печати "Новости") , "Московский комсомолец" (главные редактор на тот момент - Павел Николаевич Гусев), "Аргументы и факты" (главный редактор на тот момент - Владислав Андреевич Старков).), рьяно поддерживавших отмену 6 статьи в очень скором будущем (после упразднения СССР) стали, по факту, полноправными собственниками своих же изданий. Шкурный интерес этих граждан в развале системы был налицо.


Почти одновременно с реформой политической системы зимой 1989/90 года разворачивается движение за российский суверенитет, ставшее важнейшим фактором союзного значения. Считается, что взрыв «национальной бомбы» был полностью неожиданным для инициаторов реформ. Есть , однако, мнение , что национальная карта в республиках СССР была
разыграна не без помощи западных спецслужб,  курировавших процессы происходившие в верхних эшелонах власти страны. Национализм выступал как мощное оружие местных элит в борьбе против союзного Центра за контроль над республиканскими ресурсами в грядущей экономической реформе.

Все это привело к тому, что после выхода национальных проблем на поверхность общественной жизни (Якутск и Алма-Ата, 1986) они дали о себе знать в 1988-1991 гг. в череде кровавых межэтнических конфликтов в самых разных частях СССР: в Карабахе и Сумгаите (Азербайджан, 1988), Новом Узене (Казахстан, 1989), Фергане (Узбекистан, 1989), Кишиневе (Молдавия, 1989), Сухуми (Абхазия, 1989), Баку (Азербайджан, 1990), Цхинвале (Южная Осетия, 1990). Если в 1989 г. в них погиб 221 человек, то за шесть месяцев 1990 — уже 632. К этому времени было совершено 4648 погромов, более 600 тыс. чел. стали беженцами в своей стране. Межэтническая нестабильность все чаще становилась мотивом эмиграции из СССР.

Лишь в апреле — мае 1990-го Верховный Совет СССР принял ряд законов, призванных регулировать межнациональные и федеративные отношения: «Об усилении ответственности за посягательства на национальное равноправие граждан и насильственное нарушение единства территории Союза ССР», «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик». Однако эти акты появились тогда, когда центральная власть уже была ослаблена, а ситуация в республиках требовала твердой политической воли, немедленных и решительных действий. В результате ни всех направлениях национальной политики руководство страны катастрофически запаздывало с принятием необходимых решений, а если и действовало, то крайне вяло. Это проявлялось и. в Закавказье, и к Средней Азии, и в Прибалтике. Неэффективность действий Горбачева на «национальном» направлении стала одним из факторов перманентного падения его политического авторитета.

Нарастающая русофобия в республиках вызвала ответную реакцию в РСФСР. «Взрыв» произошел на сентябрьском (1989) пленуме ЦК, когда впервые союзному руководству был «предъявлен счет» за бедственное положение России. Констатировалось, что крупнейшая в стране республика — Россия — находится в условиях финансовой ценовой, экономической дискриминации. Между тем Горбачев и его окружение оказались не в состоянии предложить какой-либо разумный вариант разрешения вопроса. Поощряя суверенизаторские «изыски» в других республиках, Горбачев настаивал на «интеграционной  особенности» русских, «сложившейся исторически.  Как вспоминал помощник генсека А. С. Черняев, его «патрон» «железно» стоял против создания компартии РСФСР и полного статуса России в качестве союзной республики.

Иначе развивались события вокруг Прибалтики. Здесь изначально в основе действий национальных движений лежала идея обретения независимости от СССР. В середине 1988 г. эти республики потребовали «внести ясность» в события 1939 и 1940 гг., связанные с их присоединением к СССР. Тогда же в политический обиход вводится термин «республиканский суверенитет», который трактуется достаточно широко. В документе «Саюдиса» (Литовского Народного фронта в поддержку перестройки) было записано, что «суверенитет Литовской ССР должен охватывать управление всеми отраслями хозяйства, включая экономику, политику, формирование бюджета, финансовую, кредитную, торговую, налоговую и таможенную политику». Осенью—зимой 1988 г. в Прибалтике приняты важные законодательные акты, отразившие движение в этом направлении: местным языкам придан статус государственных, а сессия ВС Эстонии приняла «Декларацию о суверенитете» и дополнения к Конституции, позволявшие в «определенных случаях» приостанавливать или устанавливать пределы применения союзных законов. Позднее такие же акты приняли Литва и Латвия.


В декабре 1989 г. на II съезде народных депутатов СССР прибалтам  удалось добиться осуждения советско-германского договора 1939 К этому времени литовцы смогли «оторвать» местную партийную организацию от союзной. XX съезд компартии Литвы 19—20 декабря 1989 г. объявил ее независимой от КПСС. Тем самым каналы политического влияния Москвы на регион быстро сужались.

11 марта 1990 г. Верховный Совет Литвы принял Акт «О восстановлении независимого Литовского государства». Литовская ССР переименовывалась в Литовскую республику с отменой на ее территории конституций Литовской ССР и СССР. Вместо них утверждался временный Основной Закон Литовской республики на базе Конституции 1938 г. 30 марта и 4 мая схожие акты пришли соответственно Эстония и Латвия. Начался процесс реального разрушения Союза Советских Социалистических республик.

К середине 1990 г.  дальнейшая судьба «воссозданных стран» зависела от позиции союзного руководства, а также ситуации в других республиках, прежде всего — России.

Вспоминая события в Прибалтике нельзя не упомянуть вновь о личности "архитектора перестройки" , А.Яковлева. Именно Яковлев стоит за внезапным появлением «национально-освободительного движения» в Прибалтике, с которого и начался распад СССР. Летом 1988 года он отправляется с визитами в Ригу и Вильнюс, но встречается там не столько с руководством республик, сколько с местной университетской фрондой. И в октябре того же года на политической сцене одновременно появляются Народный фронт Эстонии, затем Народный фронт Латвии и литовский «Саюдис».

Однако, в прессе о том визите ничего примечательного сказано не было : 8 августа 1988 года в Ригу прибыл член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС А.Н.Яковлев с целью обсуждения важнейших задач по выполнению решений XIX партийной конференции, июльского пленума ЦК КПСС. А.Н.Яковлев возложил цветы к памятнику Ленину в Риге и в тот же день имел беседу с членами бюро ЦК Компартии Латвии.

Именно Яковлев инициирует переписывание новейшей истории – ему принадлежит скандальный доклад о последствиях подписания в 1939 году Договора о ненападении между Советским Союзом и нацистской Германией (Пакта Молотова — Риббентропа). Доклад был заслушан на II Сьезде народных депутатов СССР в декабре 1989 года, несмотря на то что «секретных протоколов к пакту», на основании которых Яковлев делал свои выводы, докладчик так и не представил. Они появились лишь в 1992 году и, как считают историки, являются не чем иным, как наспех состряпанной фальшивкой.

В 1987—1988 гг. был принят ряд актов, поощряющих частную инициативу. Главным из них стал Закон «О кооперации в СССР» (май 1988). За счет стремительного роста кооперативного движения руководство страны  якобы пыталось улучшить положение в социальной сфере: неудовлетворенный спрос на промтовары широкого потребления составлял более 30 млрд рублей, а в сфере услуг, оказываемых госпредприятиями, — около 15. Однако чем активнее развивалось кооперативное движение, тем более настороженное отношение оно вызывало. Льготы позволяли кооператорам закупать сырье по низким госценам, а продавать продукцию по высоким, коммерческим. При сопоставимой интенсивности труда зарплата в кооперативах была несравненно выше, чем в государственном секторе. Несовершенство системы контроля приводило к тому, что руководители многих предприятий создавали при них кооперативы. Возможности использовать государственную материально-техническую базу и ресурсы, соединенные с преимуществами и льготами кооператоров, давали особенно значительный эффект. Такие кооперативы откровенно паразитировали на государственной экономике. Закон о кооперации способствовал легализации теневого бизнеса, создавал условия для «отмывания» криминальных денег, увеличения социальных диспропорций, появления рэкетиров. В 1988 г. зафиксировано 600 случаев рэкета, но только в 137 из них потерпевшие обратились за помощью в правоохранительные органы.

Реформирование экономики страны в 1987-1988 гг. не ограничилось принятием законов о госпредприятии и кооперации. Создавались совместные предприятия; были расширены права госпредприятий и кооперативов во внешнеэкономической деятельности; началась коммерциализация отраслевых банков: в августе 1988-го зарегистрирован первый кооперативный банк. При обсуждении аграрных проблем продвигалась идея аренды; было разрешено приступить к выпуску акций предприятиями и организациями; рассматривался вопрос о возможной конверсии. Преимущественно в этих сферах концентрировалось криминально-активное население (спекулянты, фарцовщики, фирмачи, цеховики и т.п.), наиболее заинтересованное в радикализации экономической реформы.

С начала 1988 г. отмечается ажиотажный спрос, к осени стала реальностью перспектива развала потребительского рынка в результате финансовых диспропорций.

В 1987—1990 гг., на которые приходится начало реализации принципов «нового мышления», произошли события, вызвавшие большие изменения в мировой политике с неоднозначными последствиями для нашей страны.

Активно развивался советско-американский диалог. Одним из его важных итогов стало заключение 8 декабря 1987 г. договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Согласно ему ликвидации подлежали 1752 советские ракеты и 869 американских, т.е сокращение носило асимметричный характер. Плюс к этому советской стороной ликвидированы ракеты малой дальности «Ока», paзмещавшиеся в Сибири и на Дальнем Востоке, в договоре вообще не упоминавшиеся.


В январе 1986 г. М. С. Горбачев выступил с заявлением, в котором предлагал государствам, имеющим ядерное оружие добиваться его поэтапной ликвидации к 2000 г. В декабре 1988 г. советский лидер сообщил в Организации Объединенных Наций о решении Советского правительства в ближайшие два года сократить численность Вооруженных сил на 500 тыс. человек. Там же было объявлено о намерении к 1991 г. вывести из ГДР, ЧССР и ВНР 6 танковых дивизий, сократить на европейской территории СССР и в государствах-союзниках по ОВД 10 тыс. танков, 8,5 тыс. артиллерийских систем, 800 боевых самолетов.

В 1985—1991 гг. СССР последовательно проводил курс на свертывание своего участия в вооруженных конфликтах в странах «третьего мира». Принципиальное решение о выводе войск из Афганистана принято советским руководством еще в 1985 г. Однако сразу это сделать было нельзя. В 1987—1988 гг. в Женеве шли сложные переговоры между СССР, США, Пакистаном и Афганистаном о прекращении военных действий и последующем устройстве этой страны. Вывод советских войск начался 15 мая 1988 г. и был завершен 15 февраля 1989 г. Окончание афганской войны способствовало улучшению отношений с Китаем. Одновременно Советский Союз отошел от участия в других региональных конфликтах (Эфиопии, Анголе, Мозамбике, Никарагуа), резко сократил объем экономической помощи дружественным странам.

Отношение советского руководства к событиям, произошедшим в Европе в 1989 г., стало в глазах Запада своеобразным тестом на действительную приверженность СССР принципам провозглашенного Горбачевым в одностороннем порядке «нового политического мышления». Итоги года (а по мнению ряда историков - окончательная капитуляция Горбачева перед Западом) были подведены в декабре при встрече Генсека и нового президента США Дж, Буша на Мальте.

О содержании тех переговоров до сих пор известно явно недостаточно. И это не случайно. Лаконичность в освещении встречи контрастирует с высокопарными оценками, которые дали Горбачёв, Буш и их окружение. Все они настаивали на том, что главным результатом встречи стало окончание холодной войны. Хотя сегодня очевидно, что эти заявления не соответствуют действительности.

Бывший советский посол в США Анатолий Добрынин утверждал, что на Мальте Горбачёв проигнорировал директиву Политбюро ЦК КПСС, согласно которой объединение Германии допускалось только "когда оба блока — НАТО и Варшавский договор — будут распущены или объединены по взаимному согласию". Более этого, Горбачёв не только порадовал Буша заявлением, что "СССР готов больше не считать США своим противником", но и пошёл дальше, призвав американцев "стать посредником в мирных преобразованиях в Восточной Европе".

— Мы больше не считаем вас своим врагом, — сказал он Бушу. — Многое изменилось. Мы хотим вашего присутствия в Европе. Вы должны остаться в Европе. Ваше нахождение там важно для будущего этого континента. Так что не думайте, что мы добиваемся вашего ухода.

Неудивительно, что через несколько недель после Мальты администрация Буша изъявила готовность стать посредником не только между Москвой и государствами Варшавского договора, но и между Москвой и столицей Литовской ССР Вильнюсом.

Историк Матвей Полынов заметил: "Сепаратистские силы в Литве, Латвии, Эстонии, получив поддержку США после мальтийской встречи, значительно усилили свою деятельность по выходу из состава Советского Союза. В немалой степени именно поэтому Анатолий Громыко оценил мальтийские переговоры как "советский Мюнхен"… Громыко пришёл к убедительному выводу, что "на Мальте Горбачёв проиграл по всем статьям"".

Выиграть он и не стремился. А если судить по происходившим после встречи событиям (вхождению ГДР в состав ФРГ, распаду социалистического содружества и ОВД, ухудшению отношений с Кубой и т. д.), то создаётся впечатление, что Горбачёв, действуя по своему "хотению", подписал на Мальте акт о полной и безоговорочной капитуляции СССР.


Ответ на вопрос, действовал ли Горбачёв в интересах США, очевиден. Американцы были поражены тем, как быстро советский лидер сдавал Западу позицию за позицией. Как признали Майкл Бешлосс и Строуб Тэлботт, американцы искали способ вознаградить Горбачёва "за готовность смириться с сохранением единой Германии в составе НАТО". А поскольку на июнь 1990 года был намечен визит Горбачёва в США, то Роберт Блэкуэлл предложил: "Встреча должна превратиться для Горбачёва в "июньское рождество"".

Новоиспечённый президент СССР прилетел в США 30 мая. Бешлосс и Тэлботт свидетельствуют:
"Горбачёв буквально упивался своим успехом, когда толпа начала приветствовать его и аплодировать. Через переводчика он воскликнул: "Я, право, чувствую себя здесь как дома!" Это была странная, но много говорящая фраза: на родине его собственный народ не устроил бы ему такой встречи.

У Горбачёва столь велика была жажда ощущать расположение общественности и видеть доказательства своего значения на Западе, что и на следующий день он выделил четыре часа своего времени и принял поочерёдно пять наград от разных организаций…

Горбачёв, широко улыбаясь, встречал представителей каждой организации, торжественно входивших в пышный зал приёмов советского посольства; они вешали на стену свою эмблему и перед камерами советского и американского телевидения превозносили Горбачёва до небес…"

В том же 1990-м Горбачёв получил вожделенную Нобелевскую премию мира.

Следующего подарка пришлось ждать два года. В 1992 году, когда с Советским Союзом было покончено, Рейган пригласил бывшего президента СССР к себе на ранчо и подарил ковбойскую шляпу. Горбачёв пишет об этом в воспоминаниях. Комментируя это, политолог Сергей Черняховский тонко заметил, что "бывший "кесарь полумира" гордится этим до сих пор. Русские дворовые гордились, когда цари дарили им шубы со своего плеча. Ричард Третий Йорк в минуту опасности обещал отдать за коня полцарства. Этот "нобелевский лауреат" гордится тем, что выгодно обменял свою половину мира на шляпу от бывшего американского президента. Потом гости Рейгана платили по 5 тысяч долларов за фотографию бывшего генсека в шляпе техасских пастухов. Горбачёв с гордостью пишет и об этом. Не понимая, что платили — за его фото в шутовском колпаке".


В современной литературе нет единого мнения о причинах пассивности и избыточной уступчивости Горбачева при решении вопроса об объединении Германии. В феврале 1990 г. советский лидер предоставил канцлеру ФРГ возможность «взять процесс объединения Германии в свои руки». Первоначально камнем преткновения был вопрос о членстве объединенной Германии в НАТО. Однако, как пишет известный советский дипломат А. Ф. Добрынин, «к немалому удивлению Запада, да и большинства наших дипломатов, во время "блиц-встреч" и с Колем в июле 1990 г. в одной из курортных зон Кавказа Горбачев практически снял все важные возражения и оговорки относительно объединения Германии... Важнейший вопрос о безопасности СССР в рамках новой системы безопасности в Европе даже не стал предметом сколько-нибудь серьезного рассмотрения, а тем более решения... Коль, по его собственному выражению, был поражен таким внезапным полным согласием Горбачева.

3 октября 1990 г. ГДР прекратила свое существование, присоединившись к ФРГ. 10 ноября в ходе визита М. С. Горбачева в единое ужо государство был подписан советско-германский Договор о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве, закрепивший произошедшие перемены.

Возвращаясь к итогам трагичного для судьбы Советского Союза мальтийского саммита,  хочется вспомнить цитату из интервью "Комсомольской правде" директора Центра русских исследований Андрея Фурсова :
  "Мальта-89 –  победа коллективного Запада, частичный реванш той его части, которая была связана с Третьим, а затем и с Четвертым рейхом, а также тех сил на Западе (и в СССР), которые поставили задачу уничтожения исторической России как таковой. Ведь заявил же в одном из интервью член политбюро А.Н. Яковлев (участник мальтийского саммита!), что перестройкой они ломали не только коммунизм, но и тысячелетнюю модель русской истории. Короче, Яковлев, как и Бжезинский, признал, что он и ему подобные боролись не против коммунизма и СССР, а против России и русского духа... Послемальтийская эпоха стала временем отрезвления и понимания, что на расчленении СССР Запад не остановится. На очереди – Россия".
 

3
ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ ФАЗА ОПЕРАЦИИ "ПЕРЕСТРОЙКА".

С 1990 г. обозначившиеся ранее негативные тенденции приобрели обвальный характер, ведя к разрушению всего государственного организма. Продолжалось углубление кризиса в экономике. Практически все параметры хозяйственного развития имели отрицательную динамику (внутренний валовой продукт, капитальные вложения и др.). Невиданными темпами росла инфляция. Значительно снизился жизненный уровень населения.

Зимой—весной 1990 г. разворачивается движение за российский суверенитет- так называемый "парад суверенитетов".

26 марта 1990 г. Совет Министров РСФСР обсудил проект Концепции экономической самостоятельности республики. При этом выражалась уверенность, что реализация проекта будет способствовать консолидации всех союзных республик в едином народнохозяйственном комплексе.

В первой половине 1990 г. шло интенсивное структурирование «антикоммунистической альтернативы» в российской политике. В этот период происходит создание новых партий: возникли Социал-демократическая, Демократическая, Социалистическая, Конституционно-демократическая, Христианско-демократическая, Республиканская. Большинство их объединились в рамках движения «Демократическая Россия». Основой консолидации стал не только антикоммунизм, но и отторжение социалистического принципа в любом его виде. У руководства «Демроссии» оказались радикально настроенные, циничные политики. Для достижения своих целей они поставили задачу овладения республиканским уровнем управления, что и определило их активное участие в кампании по выборам народных депутатов России зимой—весной 1990 г.

Если Горбачев по-прежнему утверждал, что целью преобразований является обновление социализма, то Ельцин и его окружение все определеннее заявляли о либерально-демократическом характере будущих реформ.

Принятие 12 июня 1990 г. I съездом народных депутатов РСФС Декларации о российском суверенитете, выборы новых руководителей, готовых этот суверенитет отстаивать, создали уникальную в истории СССР ситуацию: впервые появился альтернативный союзному центр принятия решений, российская власть вышла из тени общесоюзной. Однако если провозглашение суверенитета было делом относительно легким, то для проведения реформ в РСФСР по сценарию радикалов в их руках не было достаточно материальных и властных ресурсов: в 1990—1991 гг. подавляющая часть экономических объектов в России была по-прежнему подчинена союзным ведомствам. Непосредственно республике подчинялись лишь 17% предприятий, расположенных на ее территории (в других союзных республиках эта доля колебалась от 25 до 60%). Общесоюзные же власти управляли и всеми силовыми структурами. Все это предопределило политику российских лидеров: ее содержанием стала борьба за овладение находящимися на территории республики материальными, финансовыми и другими ресурсами. По форме это была жесткая борьба «по всему фронту» против союзных властных структур и проводимой ими политики.

Во второй половине 1990-го «двоецентрие» постепенно превращалось в «двоевластие». В дальнейшем "архитектор перестройки" А. Н. Яковлев высказался так:: " уже к декабрю Горбачев потерял власть, лишь формально сохраняя ее внешние атрибуты".

24 октября 1990 г. издан закон, дававший право российским органам власти приостанавливать действие союзных актов в том случае, если они нарушают суверенитет РСФСР. Предусматривалось также, что решения высших органов государственной власти СССР, указы и другие акты Президента СССР вступают в действие лишь после их ратификации Верховным Советом РСФСР. Соответствующие изменения и дополнения в декабре 1990 г. внесены в российскую Конституцию. Установлен был даже штраф в размере от 500 до 10 тыс. рублей за умышленное невыполнение законов РСФСР.

Решением от 28 августа 1990 г. Совмину РСФСР поручалось заключить торгово-экономические соглашения с правительствами основных стран-импортеров российских товаров. Одновременно Правительству СССР запрещалось «реэкспортировать» произведенные в республике изделия или добытое сырье без ведома российского. Для реализации этой задачи предполагалось создание Торгово-промышленной палаты РСФСР, Главного таможенного управления РСФСР, Главного управления по туризму, Академии внешней торговли, Товарной биржи РСФСР. Оптово-посреднические фирмы Госснаба СССР, находившиеся на территории РСФСР, переводились в ведение Госкомитета РСФСР по материально-техническому обеспечению республиканских и региональных программ.

Те же цели преследовала и реформа российской финансовой системы. Собственностью России объявлялись расположенные на территории республики учреждения Госбанка СССР, Промстройбанка СССР, Агропромбанка СССР, Жилсоцбанка СССР, Сбербанка СССР, Внешэкономбанка СССР. Российский республиканский банк СССР был преобразован в Государственный банк РСФСР.

Новые задачи ставились и перед судами республики. Постановлением ВС РСФСР от 18 октября 1990 г. Государственному арбитражу РСФСР и его территориальным организациям вменялось в обязанность при разрешении споров исходить из принципа верховенства к республике законодательства, решений ее Верховного Совета и съездов народных депутатов. Защищать республиканские интересы был призван создаваемый Конституционный суд РСФСР.

Постепенно формировались и другие параллельные союзным государственные структуры. Организация Министерства печати и информации предполагала ускорить создание «четвертой власти», без которой нельзя было сделать т.н."демократию" необратимой. В мнимом противостоянии с союзными властями рождалось Российское телевидение. Развернулась борьба за обретение новоявлеными сепаратистами-ельцинистами своих газет, раздел партийной полиграфической базы. События января 1991 г. в Прибалтике использованы как повод для постановки вопроса о необходимости собственной армии для России. Вскоре было принято решение о создании Комитета по обороне и безопасности, а в мае — собственного КГБ. В январе того же года был создан Совет Федерации РСФСР, началась подготовка Федеративного договора для России. Определялся порядок введения чрезвычайного положения и проведения референдума на территории республики. На государственном уровне началось внедрение идеи о департизации официальных учреждений. Все шаги нового российского руководства говорили о целенаправленном обособлении от союзного центра.

Решения, кардинально отличавшиеся от горбачевских, выдвигались и применительно к проекту нового Союзного договора. Вместо постепенной трансформации бюрократического государства в новую (как говорил М. С. Горбачев, «настоящую») федерацию «сверху», радикалы предлагали фактически его разрушить и строить новую федерацию «снизу». Переход к новой стратегии осуществлен во второй половине 1990 — начале 1991 г. Российская сторона резко критиковала все исходившие от союзных структур проекты договора. В то же время в октябре 1990 г. были заключены прямые двусторонние договоры России с Украиной и Казахстаном. Выдвигалась идея «Союза четырех»: России, Украины, Белоруссии и Казахстана. В подписанных документах говорилось о готовности строить межгосударственные отношения на основе признания взаимного суверенитета, отказа от вмешательства во внутренние дела, нерушимости существующих границ. Аналогичные, откровенно антисоюзные, договоры были подписаны Россией с Латвией, Литвой, Эстонией в январе 1991-го.

В 1990—1991 гг. автономные республики стали объектом борьбы за влияние между союзным Центром и Россией. Борьба за автономии между союзными и российскими властями продолжалась вплоть до августа 1991 г.

В середине 1990 г. в окружении Н. И. Рыжкова были разработаны два варианта перехода к рынку. Первый («Основные направления») связывался с именем академика Л. И. Абалкина, отвечавшего в ранге вице-премьера союзного правительства за подготовку экономической реформы. Авторами второго («500 дней») были академик С. С. Шаталин и Г. А. Явлинский. Последний длительное время работал в «абалкинской» комиссии, поэтому не случайно специалисты отмечали совпадение базовых положений обеих программ.

Осенью 1990 г. в полной мере проявилось противоречие между необходимостью проведения активной экономической политики и неготовностью государствен но-политических структур это делать. Кризис народного хозяйства требовал принятия срочных мер, однако в Москве не было единства в том, какими они должны быть. Российский парламент одобрил программу «500 дней», Верховный Совет СССР принял свой план рыночного реформирования («Основные направления»). В результате не просто не было согласованных действий, а отношения между союзными и республиканскими властями приобрели остроконфронтационный характер, блокируя любые реформаторские начинания.

Союзный премьер-министр Н. И. Рыжков подвергался беспощадной критике за неудачи в экономике предшествующих лет, излишнюю осторожность при выборе мер преобразований, неготовность и даже нежелание переходить к рынку. Внезапная болезнь (инфаркт в конце декабря 1990) поставила окончательную точку и вопросе о его отставке. Вместо него премьером 11 января 1991 г. был назначен В. С. Павлов (министр финансов прежнего правительства), старавшийся в 1989 -1990 гг. сохранять политическую нейтральность.

Кризис партии в полной мере проявился на ставшем последним XXVIII съезде КПСС (июль 1990). Многие делегаты выразили неудовлетворенность работой высшего партийного руководства и ближайшего окружения генсека. Съезд заменил Программу партии программным документом «К гуманному демократическому социализму», содержавшем достаточно общие декларации. Коренное изменение претерпели и организационные основы деятельности КПСС. Съезд закрепил «право отдельных коммунистов и групп выражать свои взгляды в платформах», т.е. возродил фракционность. Кроме этого, съезд установил фактически неограниченную «самостоятельность компартий союзных республик». КПСС вместо единой централизованной организации становилась «союзом» республиканских компартий, что наносило удар по государственному единству СССР.

Осенью 1990 г. наблюдалась повсеместная радикализация общественно-политических настроений. Это было во многом связано с ухудшением продовольственного снабжения, нехваткой самых различных товаров. В августе по стране прокатилась волна «табачных» бунтов — только в Москве их было более 100. Несмотря на то что летом 1990 г. собран рекордный урожай зерна (220 млн т), в сентябре разразился хлебный кризис. Одновременная остановка на ремонт табачных фабрик и хлебопекарен у многих вызывала недоумение. Подозрения в «рукотворном» характере трудностей подогревались информацией о наличии огромных запасов товаров в разного рода «накопителях». Одни политики объясняли это пороками существовавшей системы, другие усматривали здесь даже намеренный саботаж.

В сентябре 1990 г.  заметное распространение получил документ под названием «Программа действий-90», подготовленный одной из входивших в «Демократическую Россию» организаций. Текст содержал призывы к созданию комитетов гражданского действия, цель которых — дестабилизация в обществе, разгром общественно-политических структур с помощью массовых акций; демонстраций, пикетирования, забастовок. Предлагалось перейти и к «явочной приватизации» — насильственному изъятию у колхозов и совхозов земель с помощью особых групп захвата.

7 ноября, в разгар праздничной демонстрации на Красной площади, член Ленинградского народного фронта с расстояния 50 метров дважды стрелял в М. С. Горбачева. Неудавшийся теракт заставил Президента СССР резко сдвинуть свой курс вправо. Он внес в Верховный Совет предложения, нацеленные на укрепление исполнительной власти («8 пунктов Горбачева»). При этом подчеркивалось, что речь идет не о диктатуре, а о наведении порядка, развитии подлинно демократических процессов, восстановлении управляемости экономикой, пресечении межнациональных распрей и борьбе против преступности. В начале января 1991 г. по сути утверждалась форма президентского правления. Реорганизованы были исполнительно-распорядительные органы власти, введен в действие совместный приказ министров обороны и внутренних дел об организации совместного патрулирования городов и населенных пунктов солдатами и милицией.

Возможность укрепления союзных структур вызывала озабоченность у либеральных политиков. Они полагали, что Горбачев попал под влияние «реакционеров», под которыми подразумевали «партократов», верхушку ВПК, генералитет и офицерство, сотрудников союзных ведомств, большинство членов Верховного Совета СССР. Отражая эти настроения, Э. А. Шеварднадзе на IV съезде народных депутатов СССР (декабрь 1990) заявил, что «грядет диктатура» и в знак протеста подал в отставку с поста министра иностранных дел. На том же съезде вице-президентом СССР стал Г. И. Янаев (ранее работал в комсомольских и профсоюзных структурах), что было расценено как подтверждение новой, консервативной тенденции.

Огромное влияние на эскалацию противостояния между российскими и союзными властями оказали столкновения гражданского населения и подразделений армии, МВД в Литве и Латвии. В Вильнюсе, в ночь с 12 на 13 января 1991 г., при попытке захвата телевизионного центра пролилась кровь.

На этих событиях остановимся поподробнее.

Прежде чем перейти к изложению событий январской ночи 1991 г. необходимо кратко напомнить, что предшествовало им. Следует развенчать миф о том, что Москва в 1990-1991 гг. пыталась силой не выпускать маленькую и беззащитную Литву из СССР. На самом деле проблемность ситуации в 1990 г. заключалась не в препятствии союзных властей желанию Литвы выйти из Союза, а в желании Литвы выйти явочным порядком, нарушая законы.

Отметим, что таким же мифом является утверждение о том, что «противники независимости» были принципиально против любого выхода Литвы из СССР. 28 апреля 1990 г. на Учредительном съезде Гражданских комитетов Литовской ССР, представлявших граждан СССР в Литве, в докладе было отмечено: «Гражданский комитет считает, что, если народ Литвы решит выйти из состава Союза - это его право. Но оно должно реализовываться в рамках Конституции СССР и Закона о выходе союзной республики из СССР».

Аналогичная позиция была зафиксирована в решениях ХХI съезда Компартии Литвы (КПСС), состоявшемся в июне и сентябре 1990 г. Подобная позиция в той ситуации была естественна. Люди хотели гарантий, что их права после выхода Литвы из Союза не будут ущемлены. Такие гарантии становились реальностью только в случае выхода Литвы из Союза по Закону СССР.

Итак, 11 марта 1990 года вновь избранный Верховный Совет Литовской ССР принял декларацию о восстановлении независимости литовского государства и переименовал Литовскую ССР в Литовскую республику. В ответ 15 марта того же года третий внеочередной Съезд народных депутатов СССР объявил упомянутые решения ВС Литовской ССР не имеющими юридической силы. При этом в постановлении Съезда было подчеркнуто конституционное право союзной республики на свободный выход из Союза в соответствии с порядком, установленным законом.

Депутаты ВС Литвы, избранные в феврале и марте 1990 г., прекрасно знали, что в ВС СССР на рассмотрении находится закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» (принят 3 апреля 1990 г.). Согласно этому закону, Литва могла выйти из СССР только по итогам всенародного референдума. И только в случае, если за выход проголосует не менее 2/3 всего населения республики. В то же время за 91 депутата ВС Литвы от «Саюдиса» на выборах 1990 г. отдали голоса немногим более 30% всех избирателей. За всех 140 избранных на 11 марта 1990 г. депутатов Верховного Совета, провозгласивших независимость, проголосовало около 42% от общего числа избирателей. Это при том, что все они были законно избраны.Как видим, вновь избранный Верховный Совет Литовской ССР весной 1990 г. не располагал всеобщей поддержкой населения и опасался референдума о независимости. Поэтому Ландсбергису ничего не оставалось, как идти «ва-банк» - объявить независимость, а дальше, как получится.

К этому решению его подтолкнуло знание того, что Горбачев готов распрощаться с Прибалтикой. Это он пообещал Рейгану в Рейкьявике и Бушу на Мальте. Известно также, что некоторым секретарям обкомов Горбачев доверительно говорил, что главное, чтобы Россия, Украина и Белоруссия были вместе, а «без этих прибалтов мы обойдемся…».

Расчеты Ландсбергиса оправдались. Горбачев в отношении Литвы проводил такую политику, что Ландсбергис смог удержаться у власти до января 1991 г. Кстати, Горбачев в разговоре с Бушем в июне 1990 г. заметил, что «если бы что-либо подобное возникло в США, американский президент решил бы проблему за 24 часа, потому что в вашей стране уважают Конституцию».

В этой связи напомним, что в 1861 году одиннадцать южных штатов тогдашних Соединенных Штатов Америки в результате демократичного голосования решили отделиться и создать свою Конфедерацию. Однако президент Авраам Линкольн был категорически против того, чтобы кто-то брал суверенитета сколько влезет, без учета мнения других штатов. Он, не колеблясь, начал Гражданскую войну против Юга, которая стоила Америке миллион человек! Громадная цифра, особенно по тем временам. В стокилометровой полосе наступления генерала-северянина У. Шермана оставалась лишь выжженная земля. Город конфедератов-южан Атланта был сожжен федералами дотла. Не случайно впоследствии американцы, пытаясь приукрасить ситуацию, создали миф о том, что якобы Гражданская война 1861-1865 гг. разразилась из-за того, что на Юге не хотели отказаться от рабовладения.
Кстати, в той же Литве два района, Вильнюсский и Шальчининский, преимущественно с польским населением, почувствовав себя неуютно в республике, идущей к независимости, объявили себя национально-территориальными районами, живущими по законам СССР. После обретения Литвой реальной независимости законно избранные районные советы народных депутатов этих районов были разогнаны и введено прямое управление из Вильнюса, Депутаты этих районов были обвинены в антигосударственной деятельности, попытках нарушить территориальную целостность республики, а некоторые были осуждены на различные сроки тюремного заключения. В то же время литовское правосудие считает преступными звучавшие в январе 1991-го призывы к Горбачеву - ввести в Литве президентское правление. Вот такая «демократия» по-литовски.

Горбачев пошел другим путем. Он начал штамповать Указы, Законы, постановления, на которые ВС Литвы не обращал внимания. Однако часть населения Литвы продолжала жить по советским законам. В республике сложилась двойственная ситуация. Горбачев заявлял, что в Литве действуют советские законы и граждане СССР защищены этими законами. Ландсбергис утверждал, что СССР является другим государством и его законы не действуют на территории Литвы.

Парадоксальность ситуации состояла и в том, что в Литве в то время действовали две прокуратуры, две части Министерства внутренних дел, две коммунистические партии и т.д. Налицо был конституционный кризис и война законов – союзных и республиканских. Люди терялись, кого слушать? Но в этой ситуации сепаратисты набирали силу, так как в ответ на декларативные заявления Москвы, они заставляли человека делать реальный выбор.Например, закон о гражданстве Литовской республики реализовывался следующим образом. Было объявлено, что все, кто не определится с гражданством, впоследствии будут иметь проблемы с приватизацией жилья, трудоустройством на работу, с получением и назначением пенсии, и т.д. В итоге даже некоторые советские военные пенсионеры брали литовское гражданство. Одним словом, Литва уходила от СССР всё дальше и дальше.

Не случайно в интервью английской газете «Дейли мейл» от 7 апреля 1990 г. Ландсбергис заявил «Запад должен понять, что Горбачев сам позволил сложиться нашей ситуации. Он в течение двух лет наблюдал за ростом нашего движения за независимость. Он мог бы остановить его в любой момент. Может, он этого хотел или хочет сейчас. Но он его не остановил».

Ситуацию в республике усугубляла антисоветская и антирусская пропаганда, которую, начиная с конца 1988 г., вели литовские СМИ, подконтрольные «Саюдису». Карикатуры, оскорбительные статьи в адрес иноязычных регулярно появлялись в газетах и листовках. Призывы «Иван, домой!» стали повсеместным атрибутом митингов «саюдистов». На одном из митингов в Каунасе прозвучал призыв «Вспарывайте животы беременным женам офицеров, чтобы не рожали оккупантов!». Участились нападения на военнослужащих и членов их семей. В больницах им отказывали в помощи. Напомним, что в этот период произошли страшные межнациональные погромы в Сумгаите, Оше и Баку, которые стоили жизни сотням людей.

В Литве иноязычное население испытывало особенную тревогу, так как многие ещё помнили страшные расправы над совпартработниками и евреями, которые литовские националисты учинили летом и осенью 1941 г. Тогда в Литве они с благословления немецких оккупационных властей за полгода сумели уничтожить свыше 200 тысяч проживавших в Литве евреев (90%).

Тревогу усугубляло то, что отец лидера «Саюдиса» Витаутаса Ландсбергиса архитектор Витаутас Ландсбергис-Жямкальнис был причастен к этой расправе над евреями.В июне 1941 г. он, как член Временного правительства Амбразявичюса, подписал благодарственное письмо Гитлеру, в пункте 3 которого давалось идеологическое и правовое обоснование расправы над евреями и работниками партийного и советского аппарата. Звучало оно так: «Национализированное еврейское богатство и национализируемое богатство, ранее принадлежавшее лицам, активно действующим против литовского народа, остается собственностью литовского государства». Судьба людей в этом пункте не упоминалось, так как было и так ясно, что они должны исчезнуть. В итоге литовские националисты, единственные в мире, «решили» «еврейский вопрос» по рецептам Гитлера, хотя по нацистской расовой теории они сами попадали в разряд неполноценных наций.

Недалеко от своего папаши ушел и «сынок». На III съезде «Саюдиса» интеллигентный на вид музыковед Ландсбергис без тени смущения предложил - а не поставить ли к стенке все 200 тысяч коммунистов Литвы. Тогда в республике и «наступит порядок». После того, как это предложение приняли в «штыки», профессор попытался всё перевести в неудачную шутку.

К осени 1990 г. ситуация ещё более обострилась. Объявленная Ландсбергисом «бумажная» независимость не дала тех плодов, которых от неё ожидали. Ропот начался и среди вчерашних сторонников Ландсбергиса. Часть из них вышла из «Саюдиса» и в октябре организовала альтернативный Форум будущего Литвы. Со стороны общественных организаций разного толка всё чаще стали звучать призывы к Верховному Совету уйти в отставку и назначить выборы в новый Верховный Совет-Сейм Возрождения.
И вновь Горбачёв спас Ландсбергиса. Министр обороны Язов получил приказ провести призыв в Советскую армию на территории Литвы. И вот в условиях конституционного кризиса, правового двоевластия начался «отлов» литовских юношей. Было ощущение, что если несколько тысяч литовских призывников не пополнят ряды Советской армии, то она развалится. Это вызвало новый всплеск антисоветских настроений в республике.

В сентябре 1990 г. по ТВ выступил вице-премьер Р. Озолас. Он заявил, что Литва находится на пороге войны с СССР. В ноябре из его уст прозвучал призыв к вооруженной борьбе. Тогда же заместитель председателя ВС К. Мотека заявил, что«если противная сторона применит военную силу, литовский народ будет сопротивляться. История 1940 г. не повторится».При этом литовские власти вынашивали мысль, как спровоцировать Союз на активные действия, желательно с жертвами.

Первая попытка устроить такую провокацию состоялась 7 ноября 1990 г. в Вильнюсе во время демонстрации и парада в честь 73-й годовщины Великой октябрьской социалистической революции. Тогда группа боевиков Армии охраны края пыталась не только устроить драку с советскими военнослужащими, участниками военного парада, но и толкнуть под колеса бронетранспортеров людей. Однако их физическая подготовка уступила подготовке советских десантников.

Вторая произошла 9 ноября того же года в г. Таураге. Туда на встречу с общественностью был приглашен я, в то время председатель Гражданского комитета Литовской ССР, 2-й секретарь ЦК Компартии Литвы (КПСС). У здания, где должна была пройти дискуссия, собралась толпа в несколько сотен человек. Как потом выяснилось, план был следующий. Организаторам провокации было известно, что после неудавшегося покушения в г. Снечкусе меня всегда сопровождали два вооруженных офицера из спецподразделения «Альфа». Планировалось создать ситуацию, когда офицеры были бы вынуждены применить оружие. Ну, а далее в дело вступили бы пятеро вооруженных боевиков из Каунаса. В начавшейся суматохе они должны были расстрелять «коммунистов» и в придачу к ним нескольких человек из толпы.После этого было бы объявлено, что коммунисты, приехав в Таураге, устроили «кровавую бойню», но получили по заслугам. С таким «кровавым» багажом литовская делегация 19 ноября 1990 г. намеривалась отправиться в Париж на Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе глав 34 государств. Там планировалось потребовать принять соответствующую резолюцию, осуждающую действия союзных властей в Литве, приведшие к человеческим жертвам.

Однако план провалился из-за чересчур нетерпеливого «мстителя», стоящего в первых рядах. Он попытался ударить меня плакатом, но второпях упал, тем самым создав барьер между мною и толпой. Эти несколько метров и спасли нам жизнь. В дальнейшем, сопровождавшие меня офицеры так и не позволили толпе преодолеть эти метры. Причем они делали это без агрессии, не давая повода перейти ситуации в критическую.Поэтому разговоры, что «альфовцы» являлись прирожденными убийцами, как писали некоторые российские СМИ, это просто ложь. Любую спорную ситуацию они всегда стремились закончить мирным компромиссом. Этим и закончилась ситуация в Таураге. А стрелять в нас на виду у всех боевики не осмелились. Слишком много свидетелей. Делегация Литвы всё же поехала в Париж, но её удалили из зала заседаний, как не имеющую международного статуса.

Однако намерения литовских властей устроить провокацию с жертвами, как показало дальнейшее развитие ситуации, оставались прежними. Атмосфера конфронтации продолжала нагнетаться. Массу невероятных слухов в республике вызвало распоряжение Министерства здравоохранения Литвы, которое в декабре 1990 г. было разослало во все больницы. Согласно ему следовало подготовить операционные, реанимационные и хирургические отделения к большому потоку раненых. По этому поводу я, как депутат ВС, сделал запрос министру здравоохранения Литвы И. Олеки. Ответа, естественно, не последовало.

Всё это происходило на фоне усугубляющейся в экономике ситуации. К декабрю положение в литовской экономике стало угрожающим. 22 декабря 1990 г. ведущие экономисты Литвы обратились к Верховному Совету и правительству, заявляя о критической ситуации, вследствие того, что принимаемые Верховным Советом законы игнорируют действительность. На фоне этой ситуации 8 января 1991 г. правительство Литвы объявило о резком (в 3-4 раза) повышении цен на продовольственные товары. Началось всеобщее возмущение, которое закончилось отставкой правительства К. Прунскене и возвратом старых цен.

В этот момент на территорию республики прибыли дополнительные подразделения воздушно-десантных войск СССР. Литовские власти, объявили это новой советской агрессией. Люди призывались на защиту важнейших республиканских объектов. Вскоре вокруг парламента, телебашни, Дома печати и других зданий образовались живые ограды из дежуривших людей.

Тем не менее, 11 января 1991 г. десантники взяли под охрану республиканский Дом печати, который щедро поставлял во все уголки Литвы печатные материалы, разжигающие межнациональную рознь и антисоветские настроения. В ответ 12 января 1991 г. парламент республики объявил СССР агрессором и поручил Президиуму Верховного Совета и правительству образовать «временное руководство обороной Литовской республики».Заместитель Председателя Верховного Совета республики Мотека заявил, что Литва находится в состоянии войны с Советским Союзом и призвал сограждан к активной защите республики.Республиканское радио и телевидение резко усилили нагнетание напряженности, круглосуточно призывая население к вооруженной борьбе с «оккупантами, русскими захватчиками», так как в Литве, якобы «идут боевые действия и Литва находится в состоянии войны с СССР».

Ситуация приобрела критический характер. В этой связи союзные власти, в целях прекращения разжигания антисоветской истерии, приняли решение взять под охрану радиотелецентр и телебашню. Однако к этому времени вокруг телебашни уже дежурила многотысячная толпа.В ночь на 13 января две колонны десантников на 14 бронетранспортерах, в сопровождении 7 танков (?!) двинулись к зданию телерадиокомитета и к телебашне. Там их ждали не только люди, верившие, что защищают Литву, но и вооруженные боевики «Саюдиса», которые должны были окропить независимость кровью невинных людей. Ожидали сенсационных снимков и десятки фоторепортеров и телеоператоров.
Итогом «кровавой ночи» стали 14 жертв: 13 литовских граждан и советский лейтенант из спецподразделения КГБ СССР «Альфа» Виктор Шатских.


Усилилась критика в адрес М. С. Горбачева, союзного правительства, военных. 19 февраля 1991 г. выступая на телевидении, Б. Н. Ельцин потребовал отставки Президента СССР, а 9 марта призвал своих сторонников «объявить войну руководству страны».

21 февраля 1990 г. на сессии Верховного Совета РСФСР 6 членов его Президиума выступили с заявлением, осуждавшим действия Б. Н. Ельцина, и потребовали его отставки. Заявление подписали заместители Председателя Верховного Совета С. П. Горячева и Б. М. Исаев; председатели Палат Верховного Совета Р. Г. Абдулатипов и В. Б. Исаков; заместитель председателя Палаты А. А. Вешняков и секретарь Президиума Верховного Совета В. Г. Сыроватко. В прошлом все они были сторонниками Ельцина. В документе отмечался авторитарный характер руководства со стороны Председателя Верховного Совета, «пренебрежение теми органами, которые законно избраны», единоличное принятие многих важных решений. Отмечалось также, что Ельцин «проводит узкопартийный курс, отвечающий интересам блока новых политических сил, но противоречащий коренным интересам России». Ельцин обвинялся также в развале СССР, неспособности организовать консолидированную и созидательную работу Верховного Совета РСФСР, нежелании проводить реформы при громогласных призывах к ним.

Определенной политической развилкой можно считать III, внеочередной съезд народных депутатов РСФСР, созванный в марте 1991 г. для отчета российского руководства. Его судьба после этого форума могла сложиться по-разному. Однако ввод союзными властями войск в столицу накануне открытия съезда лишь усилил «антицентристскую» консолидацию российского депутатского корпуса, который почувствовал себя оскорбленным непродуманной горбачевской акцией. Ельцин и его сторонники максимально использовали предоставленный им шанс. Осудив давление на российский съезд, Ельцин заявил, что является сторонником коалиционной политики, в реализации которой могут принять участие все, в том числе «прогрессивно мыслящие члены КПСС*. Возможность такой коалиции была подтверждена демаршем полковника А. В. Руцкого, заявившего о создании фракции «Коммунисты — за демократию» и ее готовности поддержать Б. Н. Ельцина. Это раскололо коммунистов. Давление на съезд «снизу» оказали и шахтеры, с которыми весной 1991 г. лидеры радикалов работали в «плотном контакте». В серии своих резолюций горняки требовали отставки Горбачева и безоговорочно поддерживали российских радикалов. Учитывая общие настроения, Ельцин выступил за скорейшее подписание Договора о Союзе Суверенных Государств как «федеративного добровольного и равноправного объединения». В результате он не только не был отстранен от власти, но, наоборот, на Третьем съезде получил дополнительные полномочия, а Четвертый (май 1991) принял решение о проведении выборов президента в сжатые сроки, что повышало его шансы на победу.

12 июня 1991 г. состоялись выборы Президента Российской Федерации. Б. Н. Ельцин набрал 57,3% от числа голосовавших. Конкурировавшие с ним Н. И. Рыжков— 16,8; В. В.Жириновский — 7,8; А. М.Тулеев — 6,8; А. М. Макашов — 3,7; В. В. Бакатин — 3,4%. Победа с большим отрывом от соперников уже в первом туре голосования была политически очень важна, поскольку давала статус «всенародно избранного» и позволяла трактовать предвыборную программу как волю большинства граждан России. Начало оформления института российского президентства, радикализм лидера, поддержанного не менее радикально настроенными реформаторами, оказали значительное влияние на последующее развитие событий.

Что же касается М. С. Горбачева, то к весне 1991 г. он был уже не столь популярен, все чаще публично подвергался жесткой критике со стороны как «левых», так и «правых». На съездах народных депутатов и в Верховном Совете СССР против него активно выступала группа «Союз», обвинявшая президента в поощрении сепаратизма и развале государства, сдаче внешнеполитических позиций страны. Резкая критика за фактический отход от социализма и СССР, провалы в социально-экономической политике на апрельском пленуме ЦК КПСС едва не привела к отставке Горбачева с поста Генерального секретаря. В июне 1991-го глава союзного правительства В. С. Павлов запросил у Верховного Совета дополнительные полномочия для принятия срочных мер по спасению экономики, что являлось прямой реакцией на нерешительность союзного президента. В свою очередь, радикально-либеральные силы критиковали его за нежелание порвать с социализмом и избавиться от влияния связанных с ним консервативных сил.

В первые месяцы 1991 г. на первый план выдвинулась проблема разграничения полномочий между Центром и союзными республиками, получившая название «подготовки нового союзного договора».

17 марта 1991 г. гражданам СССР предстояло ответить на вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»

Шесть республик — Грузия, Литва, Молдавия, Латвия, Армения и Эстония — отказались проводить референдум на своей территории. Российское руководство также критиковало этот замысел, указывая прежде всего на то, что вынесенная на голосование формулировка вопроса содержит не один, а несколько вопросов, и это способно исказить волю граждан, имеющих разные ответы на фактически поставленные различные вопросы. Одновременно в России объявляется свой референдум об учреждении в республике института президента. Введение этого поста было призвано укрепить ее суверенитет в отношениях с союзным Центром. В конкретных условиях того времени это означало усиление центробежных тенденций, так как суверенитет понимался преимущественно как обособление.

Всего на участки для голосования пришли 80% граждан, имевших право участвовать в референдуме. Из них 76,4% ответили на вопрос референдума «Да»; 21,7 — дали отрицательный ответ. Около 2% бюллетеней признаны недействительными. Результаты голосования РСФСР выглядели несколько парадоксально: с одной стороны, 71,3 участников проголосовали за сохранение Союза в горбачевской формулировке, с другой — почти столько же (70%) высказались за введение в республике поста Президента. Итоги референдума по России трудно было трактовать как победу замысла Президента СССР. Во-первых, республика находилась на предпоследнем месте по проценту положительных ответов, меньше (70,2%) было только у Украины. Во-вторых, они свидетельствовали о высоких шансах Ельцина на победу на грядущих выборах. Все это не сулило мира в отношениях между двумя центрами власти.

Тем не менее, проведение референдума 17 марта 1991 г. и его итоги дали возможность Президенту СССР продолжить попытки возобновления разработки нового Союзного договора, с тем чтобы завершить ее в сжатые сроки. Началась подготовка третьего с весны 1990 г. проекта.

С  23 апреля по 23 июля 1991 г. в подмосковном поселке Ново-Огарево проходил первый этап обсуждения т.н. "союзного договора". Переговоры лидеров республик проходили очень трудно. Как вспоминал их участник А. И. Лукьянов, даже последнее заседание 23 июля, на котором обсуждался итоговый вариант Договора об ССГ, было неконструктивным. Предлагалось исключить из него упоминание о том, что Союз ССР является суверенным федеративным государством; ему отказывали в праве иметь собственность, отстаивали одноканальную систему поступления налогов. Представитель Украины выступил на встрече с заявлением, что эта республика будет решать вопрос о своем отношении к Союзному договору не раньше середины сентября. К Договору были готовы присоединиться лишь 8 из 15 союзных республик.

В результате, одобрив в целом проект, участники встречи пришли к выводу о целесообразности подписать Договор в сентябре — октябре на съезде народных депутатов СССР. Горбачев поддержал такой порядок подписания Союзного договора. Однако 29 — 30 июля 1991 т. в Ново-Огарево прошли закрытые встречи Горбачева с Ельциным и Назарбаевым, где союзный президент предложил президентам России и Казахстана начать подписание проекта не в сентябре — октябре, а 20 августа. Республиканские лидеры согласились с этой идеей, ибо понимали, что проект Договора в последней редакции не пройдет в Верховном Совете СССР и уж тем более на союзном съезде народных депутатов. А поскольку в августе парламентарии были на каникулах, то время для подписания «нужного» проекта представлялось удачным. В обмен на согласие республиканских лидеров Горбачев принял требование Ельцина об одноканальной системе поступления налогов в бюджеты. По настоянию собеседников он согласился и на перестановки в высшем эшелоне союзной власти: немедленной замене подлежали В. С. Павлов, В. А. Крючков, Д. Т. Язов, Б. К. Пуго, Г. И. Янаев. Эти люди в июне—июле 1991 г. активно выступали за принятие энергичных мер по сохранению СССР и последовательно критиковали «новоогаревцев». 4 августа Горбачев отправился в отпуск в Крым.

Итоговый проект Договора отразил как масштабы претензий республик, так и уровень фактической дезинтеграции СССР. Согласно документу, республики-участники признавались суверенными государствами, «полноправными членами международного сообщества" Союз Советских Суверенных Республик определялся как «суверенное федеративное демократическое государство», однако из контекста следовало, что суверенитет республик первичен. За Союзом предусматривалось сохранение объектов собственности, необходимых для осуществления возложенных на него полномочий, однако он лишал ся собственных налоговых поступлений: устанавливалась одноканаль ная система сбора налогов, при которой союзный бюджет определялся республиками на основе представленных Союзом статей и расходов. В документе не фиксировались сроки принятия нового Основного Закона, что не связывало государства-участники определенными обязательствами. Фактически же это положение на неопределенное время консервировало ситуацию правовой конфликтности, характеризовавшую отношения между Центром и республиками после принятия деклараций о суверенитете, от которых в 1991 г. никто не собирался отказываться. Вполне реальной становилась перспектива, когда для государств, подписавших новый Договор, с той же даты считались бы утратившими силу Договор об образовании Союза ССР 1922 г. и Конституция. Это означало бы «мягкий» выход из СССР, который освобождал новые страны от выяснения отношений с бывшими «братьями» по Союзу по закону, принятому в апреле 1990 г.

Юридическая оценка итогового проекта Договора была сделана группой из 15 экспертов еще до 19 августа 1991 г. Они поставили под сомнение правовую значимость документа, признав его внутренне противоречивым, нелогичным и не имеющим значения правопреемственного. Эксперты констатировали, что, «признав федерацию, договор на деле создает даже не конфедерацию, а просто клуб государств. Он прямым путем ведет к уничтожению СССР, в нем заложены все основы для завтрашних валют, армий, таможен и др. Проводя эту линию тайно, неявно, он вдвойне опасен, поскольку размывает все понятия в такой мере, что возникает государственный монстр». По замечанию свидетеля новоогаревских дискуссий правоведа Ю. М. Батурина, «выбор между юридическим качеством и политической целесообразностью был сделан в пользу последней».

Итоговый документ опубликован лишь 16 августа 1991 г., за три дня до даты предполагаемого подписания (причем в пятницу), что практически исключало его обстоятельное обсуждение и внесение поправок.

С
оюзные парламентарии сформулировали целый ряд принципиальных замечаний, учет которых был обязательным при подготовке итогового варианта Договора. Однако они не были учтены при доработке текста. Этим можно объяснить то, что Горбачев ни разу не собрал союзную делегацию для его обсуждения. Именно это заставило Лукьянова 16 августа подготовить «Заявление Председателя Верховного Совета СССР», в котором он вновь воспроизвел идеи Постановления ВС СССР от 12 июля 1991 г. Автор акцентировал внимание на том, что Союзный договор необходим, но его следует заключать после доработки в ВС СССР и с обязательным отражением результатов референдума 17 марта, где большинство высказались за сохранение обновленного, но единого федеративного государства.

Определенные демарши предприняло и союзное правительство. По инициативе В. С. Павлова итоговый текст Договора 17 августа обсудил Президиум Кабинета министров. Он также одобрил идею, но сформулировал ряд требований, которые министры считали необходимым включить в прилагаемый к Договору протокол, который должен был стать составной и обязательной для исполнения его частью. Горбачев согласился встретиться с премьером 19 августа для обсуждения предложений, однако характер их был таков, что компромисс уже едва ли мог быть достигнут. Все это привело к тому, что итогом «новоогаревского процесса» еще до 19 августа стало создание документа, который означал прекращение существования СССР как единого государства. Возможное подписание Договора не означало бы «мгновенного» исчезновения СССР, поскольку еще сохранялись единая армия, валюта, связывающая советское пространство инфраструктура (энергетическая, транспортная и т.д.), но их раздел при сознательной ликвидации общих управленческих институтов становился вопросом ближайшего времени. Подготовленный к подписанию проект Договора по сути легализовал отношения между бывшими союзными республиками, зафиксированные позднее в декабрьских документах 1991 г.

31 июля 1991 г. в Москве подписан важный советско-американский Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1). Согласно этому документу, количество межконтинентальных баллистических ракет у каждого государства сокращалось на 30-40%, с тем чтобы добиться равного предельного уровня у обеих сторон. Он не должен был превышать 1600 носителей и 6000 зарядов. Сокращение учитывало различия в структуре ядерных вооружений СССР и США. Как и в случае с договором по РСМД (1987), подписание этого соглашения оказалось возможным благодаря решению вопроса о проведении инспекций на местах. Договор стал прорывом в сокращении атомных арсеналов двух крупнейших ядерных держав.

В 1990-1991 гг. Советский Союз утрачивал свои позиции в странах Центральной и Восточной Европы, лидеры которых активно переориентировались на Запад. Этому способствовали ошибочные шаги советского руководства, в частности переход в 1990 г. в расчетах со странами СЭВ на мировые цены с использованием свободно конвертируемой валюты. Угасало и сотрудничество бывших соцстран в рамках ОВД, что привело к упразднению этой организации в марте 1991-го. С весны того же года СССР пытался строить новые отношения с бывшими партнерами на двусторонней основе. В проекты договоров включался пункт, согласно которому ни одна из сторон не могла вступать в союзы, направленные против другой стороны договора, а также размещать на своей территории иностранные войска. Однако никто из бывших советских союзников не изъявил готовности пойти на подобное ограничение своего суверенитета в будущем. Устные же договоренности с американской и европейскими сторонами о нерасширении НАТО не были подкреплены документально.

Весной 1991-го в США постепенно вызревает идея «подмены Центра» и переноса центра тяжести в сотрудничестве с союзных преимущественно на республиканские структуры. В июле 1991 г, на встрече «большой семерки» и М. С. Горбачева в Лондоне советскому лидеру было отказано в предоставлении масштабной экономической помощи, о которой он просил. В тех конкретных условиях это серьезно подрывало позиции союзных властных структур. А после политического кризиса 19—21 августа 1991 г. сторонники дезинтеграции СССР на Западе практически не скрывали своих взглядов.

Американскую стратегию в отношении СССР в годы «перестройки» позднее достаточно откровенно разъяснил президент США Б. Клинтон. Выступая в октябре 1995-го в Объединенном комитете начальников штабов, он сказал: «Последние 10 лет политика в отношении СССР и его союзников убедительно доказала правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира, а также сильнейшего военного блока. Используя промахи советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том. числе и тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием — мы получили сырьевой придаток, не разрушенное атомом государство, которое было бы нелегко создавать... В ходе так называемой перестройки... расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке».

К середине 1991 г. деструктивные процессы в стране развивались столь интенсивно, что для восстановления элементарной управляемости обычных мер было уже недостаточно. И это осознавали все политические силы. За право вывода страны из кризиса боролись два четко обозначившихся центра политической власти: союзное руководство, за вычетом Горбачева, и российские лидеры. На бескомпромиссность противостояния повлияло то, что за каждым из них стояли не просто личностные амбиции, а различные представления о путях экономического, политического и национально-государственного развития страны. Первые выступали за социалистический выбор, развитие системы Советов, сохранение единого государства в рамках СССР. Вторые заявляли о приверженности либеральным подходам в экономике, о необходимости изменения  советской системы, считали возможным осуществить это лишь в рамках конфедеративного союза государств.

Экономическое же неблагополучие особенно болезненно проявлялось в этот период социальной сфере. В 1991 г. основных продуктов в расчете на душу населения в целом было столько же или несколько меньше, чем в 1985-м, хотя уже тогда этот уровень признавался недостаточным. Сокращалось производство продовольственных изделий. Меньше было произведено сахара, мяса, колбасных изделий, мясных полуфабрикатов, животного масла и цельномолочной продукции. Продолжавшийся рост объема денежной массы привел к повышению цен практически на все потребительские товары, которые от этого не стали доступнее. А их нехватка порождала ажиотажный спрос, усиливая всяческие дефициты: «про запас» скупалось то, что имело относительно продолжительный срок хранения. Еще в марте 1991 г. Госкомстат констатировал, что на долю нормированной розничной продажи основных видов продукции приходится от 70 до 100% всех ресурсов.

Высшие руководители СССР резко возражали против намеченного на 20 августа подписания текста Союзного договора. Потерпев неудачу в попытках убедить Горбачева внести в его текст необходимые изменения, они решили действовать самостоятельно.

Здесь мы намеренно вернемся немного назад. Условно ГКЧП образовался еще 28 марта 1991 года, когда самим М.С. Горбачевым была создана Комиссия по чрезвычайному положению. Руководителем созданной Комиссии был назначен вице-президент СССР Г.И. Янаев, который в августе, согласно занимаемой должности, окажется официально первым лицом и в ГКЧП. А в состав той, мартовской, Комиссии вошли почти все будущие «гэкачеписты» (кроме председателя Крестьянского союза СССР В.А. Стародубцева и президента Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР А.И. Тизякова): первый заместитель председателя Совета обороны СССР О.Д. Бакланов, председатель КГБ СССР В.А. Крючков, союзные премьер-министр В.С. Павлов, министр внутренних дел Б.К. Пуго, министр обороны Д.Т. Язов.

Двурушничество политической деятельности президента СССР Горбачева (устная договоренность 29-30 июля 1991 г. Горбачева-Ельцина-Назарбаева подписать 20.08.91 новоогаревские соглашения без одобрения Съезда народных депутатов СССР) побудило членов Комиссии принять безотлагательные меры по сохранению государства. Фактически, ГКЧП принимал меры по предотвращению государственного переворота, коим мог стать новый псевдосоюзный договор, упразднявший централизованную власть СССР и дававший республиканским  властям полную независимость действий вопреки результатам мартовского народного референдума по сохранению Союза ССР . Задуманное троицей так бы и оставалось тайным до момента подписания договора 20 августа, если бы неожиданно (случайная или намеренная «утечка» произошла) 15 августа проект разрушительного Союзного договора не опубликовала газета «Московские новости». Снабдив знаменательным заголовком от редакции, выдававшим бурлящую в этом либеральном отстойнике радость: «Мы ещё не знаем, что надежда уже есть». Угроза для целостности страны на сей раз была столь велика, что требовались уже немедленные меры. Вот тогда-то, 17 августа, в гостевом доме КГБ (объект «АБЦ») прошло совещание, заложившее основу ГКЧП.  Собрались В.А. Крючков, В.С. Павлов, О.Д. Бакланов, В.И. Болдин, Д.Т. Язов и секретарь ЦК КПСС О.С. Шенин. Присутствовали также первый заместитель председателя КГБ В.Ф. Грушко и заместители министра обороны В.И. Варенников и В.А. Ачалов. Состав комитета должен был продемонстрировать единство высших органов власти и основных социальных групп в их озабоченности судьбой Союза. В тот же день прервал отпуск и вернулся в Москву Председатель Верховного Совета СССР А. И. Лукьянов, который, однако, в состав ГКЧП не вошел.

Любопытен и еще один факт. Послав к президенту, отдыхавшему на тот момент с семьей в Форосе, своих представителей, члены ГКЧП постарались убедить Горбачева в целесообразности введения чрезвычайного положения и в том, что ему на время лучше остаться в стороне. Те переговоры, складывавшиеся, конечно, непросто, многократно описаны. Известно и то, о чём договорились: временно отключить в резиденции президента связь и усилить охрану в целях обеспечения безопасности Горбачёва и его семьи. А заключительная горбачёвская фраза тоже широко известна. Пожав всем руки на прощание, он произнёс: «Чёрт с вами, действуйте!»

---

УКАЗ
ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТА СССР


В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым
Михаилом Сергеевичем своих обязанностей Президента СССР на основании статьи 1277 Конституции СССР вступил в исполнение обязанностей Президента СССР с 19 августа 1991 года.

Вице-президент СССР Г. И. ЯНАЕВ.
18 августа 1991 года

---

ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА

В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым
Михаилом Сергеевичем обязанностей Президента СССР и переходом в соответствии со статьей 1277 Конституции СССР полномочий Президента Союза ССР к вице-президенту СССР Янаеву Геннадию Ивановичу; в целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан Советского Союза, суверенитету,
территориальной целостности, свободе и независимости нашего Отечества;
исходя из результатов всенародного референдума о сохранении Союза Советских Социалистических Республик; руководствуясь жизненно важными интересами народов нашей Родины, всех советских людей,

ЗАЯВЛЯЕМ:

1. В соответствии со статьей 1273 Конституции СССР и статьей 2 Закона
СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения», и идя навстречу требованиям широких слоев населения о необходимости принятия самых решительных мер по предотвращению сползания общества к общенациональной катастрофе, обеспечения законности и порядка, ввести чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев с 4 часов по московскому времени 19 августа 1991 года.

2. Установить, что на всей территории СССР безусловное верховенство имеют
Конституция СССР и законы Союза ССР.

3. Для управления страной и эффективного осуществления режима
чрезвычайного положения образовать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР) в следующем составе:
Бакланов О. Д. — первый заместитель председателя Совета обороны СССР,
Крючков В. А. — председатель КГБ СССР, Павлов В.С. — премьер-министр СССР, Пуго Б. К. — министр внутренних дел СССР, Стародубцев В. А. —  председатель Крестьянского союза СССР, Тизяков А. И. — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР, Язов Д. Т. — министр обороны СССР, Янаев Г. И. — и.о. Президента СССР.

4. Установить, что решения ГКЧП СССР обязательны для неукоснительного
исполнения всеми органами власти и управления, должностными лицами и гражданами на всей территории Союза ССР.

Г. ЯНАЕВ,
В. ПАВЛОВ,
О. БАКЛАНОВ.
18 августа 1991 года

---

ОБРАЩЕНИЕ
К СОВЕТСКОМУ НАРОДУ


Соотечественники! Граждане Советского Союза!
В тяжкий, критический для судеб Отечества и наших народов час обращаемся мы к вам! Над нашей великой Родиной нависла смертельная опасность! Начатая по инициативе М. С. Горбачева политика реформ, задуманная как средство обеспечения динамичного развития страны и демократизации общественной жизни, в силу ряда причин зашла в тупик. На смену первоначальному энтузиазму и надеждам пришли безверие, апатия и отчаяние. Власть на всех уровнях потеряла доверие населения. Политиканство вытеснило из общественной жизни заботу о судьбе Отечества и гражданина. Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна по существу стала неуправляемой.

 Воспользовавшись предоставленными свободами, попирая только что появившиеся ростки демократии, возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой. Растоптаны результаты общенационального референдума о единстве Отечества. Циничная спекуляция на «национальных чувствах» — лишь ширма для удовлетворения амбиций. Ни сегодняшние беды своих народов, ни их завтрашний день не беспокоят политических авантюристов. Создавая обстановку морально-политического террора и пытаясь прикрыться щитом народного доверия, они забывают, что осуждаемые и разрываемые ими связи устанавливались на основе куда более широкой народной поддержки, прошедшей к тому же многовековую проверку историей. Сегодня те, кто по существу ведет дело к свержению конституционного строя, должны ответить перед матерями и отцами за гибель многих сотен жертв межнациональных конфликтов. На их совести искалеченные судьбы более полумиллиона беженцев. Из-за них потеряли покой и радость жизни десятки миллионов советских людей, еще вчера живших в единой семье, а сегодня оказавшихся в собственном доме изгоями.

Каким быть общественному строю, должен решать народ, а его пытаются лишить этого права.

 Вместо того, чтобы заботиться о безопасности и благополучии каждого гражданина и всего общества, нередко люди, в чьих руках оказалась власть, используют ее в чуждых народу интересах, как средство беспринципного самоутверждения. Потоки слов, горы заявлений и обещаний только подчеркивают скудость и убогость практических дел. Инфляция власти страшнее, чем всякая иная, разрушает наше государство, общество. Каждый гражданин чувствует растущую неуверенность в завтрашнем дне, глубокую тревогу за будущее своих детей.


Кризис власти катастрофически сказался на экономике. Хаотичное, стихийное скольжение к рынку вызвало взрыв эгоизма: регионального, ведомственного, группового и личного. Война законов и поощрение центробежных тенденций обернулись разрушением единого народнохозяйственного механизма, складывавшегося десятилетиями. Результатом стали резкое падение уровня жизни подавляющего большинства советских людей, расцвет спекуляции и теневой экономики. Давно пора сказать людям правду: если не принять срочных и решительных мер по стабилизации экономики, то в самом недалеком времени неизбежен голод и новый виток обнищания. от которых один шаг до массовых проявлений стихийного недовольства с разрушительными последствиями. Только безответственные люди могут уповать на некую помощь из-за границы. Никакие подачки не решат наших проблем, спасение в наших собственных руках. Настало время измерять авторитет каждого человека или организации реальным вкладом в восстановление и развитие народного хозяйства. Долгие годы со всех сторон мы слышим заклинания о приверженности интересам личности, заботе о ее правах, социальной защищенности. На деле же человек оказался униженным, ущемленным в реальных правах и возможностях, доведенным до отчаяния. На глазах теряют вес и эффективность все демократические институты, созданные народным волеизъявлением. Это результат целенаправленных действий тех, кто, грубо попирая Основной Закон СССР, фактически совершает антиконституционный переворот и тянется к необузданной личной диктатуре. Префектуры, мэрии и другие противозаконные структуры все больше явочным путем подменяют собой избранные народом Советы.

 Идет наступление на права трудящихся. Права на труд, образование, здравоохранение, жилье, отдых поставлены под вопрос.

Даже элементарная личная безопасность людей все больше и больше оказывается под угрозой. Преступность быстро растет, организуется и политизируется. Страна погружается в пучину насилия и беззакония. Никогда в истории страны не получали такого размаха пропаганда секса и насилия, ставящие под угрозу здоровье и жизнь будущих поколений. Миллионы людей требуют принятия мер против спрута преступности и вопиющей безнравственности.

Углубляющаяся дестабилизация политической и экономической обстановки в Советском Союзе подрывает наши позиции в мире. Кое-где послышались реваншистские нотки, выдвигаются требования о пересмотре наших границ. Раздаются даже голоса о расчленении Советского Союза и о возможности установления международной опеки над отдельными объектами и районами страны. Такова горькая реальность Еще вчера советский человек, оказавшийся за границей, чувствовал себя достойным гражданином влиятельного и уважаемого государства. Ныне он — зачастую иностранец второго класса, обращение с которым несет печать пренебрежения либо сочувствия.

Гордость и честь советского человека должны быть восстановлены в полном объеме.

Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР полностью отдает себе отчет в глубине поразившего нашу страну кризиса, он принимает на себя ответственность за судьбу Родины и преисполнен решимости принять самые серьезные меры по скорейшему государства и общества из кризиса.

Мы обещаем провести широкое всенародное обсуждение проекта нового Союзного договора. Каждый будет иметь право и возможность в спокойной обстановке осмыслить этот важнейший акт и определиться по нему. ибо от того, каким станет Союз, будет зависеть судьба многочисленных народов нашей великой Родины.

 Мы намерены незамедлительно восстановить законность и правопорядок, положить конец кровопролитию, объявить беспощадную войну уголовному миру, искоренять позорные явления, дискредитирующие наше общество и унижающие советских граждан. Мы очистим улицы наших городов от преступных элементов, положим конец произволу расхитителей народного добра.

 Мы выступаем за истинно демократические процессы, за последовательную политику реформ, ведущую к обновлению нашей Родины, к ее экономическому и социальному процветанию, которое позволит ей занять достойное место в мировом сообществе наций. Развитие страны не должно строиться на падении жизненного уровня населения. В здоровом обществе станет нормой постоянное повышение благосостояния всех граждан.

 Не ослабляя заботы об укреплении и защите прав личности, мы сосредоточим внимание на защите интересов самых широких слоев населения, тех, по кому больше всего ударили инфляция, дезорганизация производства, коррупция и преступность.

Развивая многоукладный характер народного хозяйства, мы будем поддерживать и частное предпринимательство, предоставляя ему необходимые возможности для развития производства и сферы услуг.

 Нашей первоочередной заботой станет решение продовольственной и жилищной проблем. Все имеющиеся силы будут мобилизованы на удовлетворение этих самых насущных потребностей народа.

Мы призываем рабочих, крестьян, трудовую интеллигенцию, всех советских людей в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства, чтобы затем решительно двинуться вперед. От этого зависит наша жизнь и будущее наших детей и внуков, судьба Отечества.

 Мы являемся миролюбивой страной и будем неукоснительно соблюдать все взятые на себя обязательства. У нас нет ни к кому никаких притязаний. Мы хотим жить со всеми в мире и дружбе, но мы твердо заявляем, что никогда и никому не будет позволено покушаться на наш суверенитет, независимость и территориальную целостность. Всякие попытки говорить с нашей страной языком диктата, от кого бы они ни исходили, будут решительно пресекаться.

 Наш многонациональный народ веками жил исполненный гордости за свою Родину, мы не стыдились своих патриотических чувств и считаем естественным и законным растить нынешнее и грядущее поколения граждан нашей великой
державы в этом духе.

Бездействовать в этот критический для судеб Отечества час — значит взять на себя тяжелую ответственность за трагические, поистине непредсказуемые последствия. Каждый, кому дорога наша Родина, кто хочет жить и трудиться в обстановке спокойствия и уверенности, кто не приемлет продолжения кровавых межнациональных конфликтов, кто видит свое Отечество в будущем независимым и процветающим, должен сделать единственно правильный выбор. Мы зовем всех истинных патриотов, людей доброй воли положить конец нынешнему смутному времени.

Призываем всех граждан Советского Союза осознать свой долг перед Родиной и оказать всемерную поддержку Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР, усилиям по выводу страны из кризиса.

Конструктивные предложения общественно-политических организаций, трудовых коллективов и граждан будут с благодарностью приняты как проявление их патриотической готовности деятельно участвовать в восстановлении вековой дружбы в единой семье братских народов и возрождении Отечества.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ
ПО ЧРЕЗВЫЧАЙНОМУ ПОЛОЖЕНИЮ В СССР
18 августа 1991 года.

---

Утром 19 августа был обнародован указ вице-президента Г. И. Янаева, в котором сообщалось о «невозможности» Горбачевым выполнять обязанности президента «по состоянию здоровья» и о вступлении в должность главы государства самого Янаева. Вторым документом было «Заявление советского руководства», подписанное Г. И. Янаевым, В. С. Павловым и О. Д. Баклановым, о том, что в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев с 19 августа вводится чрезвычайное положение, осуществлять режим которого был призван ГКЧП. Третий документ — «Обращение к советскому народу», где впервые на столь высоком уровне констатировалось, что «начатая по инициативе М. С. Горбачева политика реформ зашла в тупик», и анализировались причины, вызвавшие «безверие, апатию и отчаянье», потерю доверия к власти
и неуправляемость страны. В числе главных причин называлось «возникновение экстремистских сил, взявших курс на ликвидацию Советского Союза и захват власти любой ценой». Документ едва ли не  впервые в советской истории не содержал призывов защищать социализм, в нем даже не встречались прилагательные «коммунистический» и «социалистический». Апелляция к патриотическим чувствам была призвана подчеркнуть критичность момента, консолидировать всех государственнически настроенных граждан СССР, независимо  от их политических симпатий.

В четвертом документе — «Постановление ГКЧП № 1» — перечислялся комплекс первоочередных для исполнения мер: незамедлительное расформирование структур власти и управления, военизированных формирований, противоречащих Конституции СССР и законам СССР, подтверждение недействительности законов и решений, противоречащих Конституции и законам СССР, приоритет общесоюзного законодательства; приостановка деятельности политических партий, общественных организаций и массовых движений, препятствующих нормализации обстановки. Далее следовал перечень необходимых действий по охране общественного порядка и безопасности государства, общества и граждан; мер, не допускающих проведения митингов, уличных шествий и демонстраций, а также забастовок; по установлению контроля над средствами массовой информации, наведению порядка и дисциплины во всех сферах жизни общества; своевременной уборке урожая и удовлетворению первостепенных социальных нужд. В заключение авторы обращались ко всем здоровым политическим силам с призывом объединиться, чтобы «положить конец нынешнему смутному времени». Правотворчество ГКЧП подкреплялось вводом в столицу войск (4 тыс. солдат и офицеров) и бронетехники.

Российское руководство, против которого преимущественно была направлена активность ГКЧП, оперативно, продуманно и комплексно отреагировало на эти действия. Во-первых, была развернута мощная информационная кампания. На одно из центральных мест вышла тема «заботы» о Президенте СССР и его здоровье, что должно было сфокусировать внимание на сомнительности повода отстранения Горбачева от должности. В общественном сознании удалось демонизировать ГКЧП, назвав в первый же день происходящее «путчем хунты», что вызывало ассоциации с образами кровавых диктаторов и правового беспредела. Во-вторых, российские руководители призвали под стены Белого дома (резиденцию ВС и Правительства РСФСР) своих сторонников и старались на протяжении всего периода противостояния сохранять «живое кольцо» (по разным сведениям, там находилось от 4 до 90 тыс. «защитников»; стоит отметить особую роль в этот период  политически активных представителей либеральной части многочисленной еврейской диаспоры  г. Москвы , оперативно создавшей т.н. "тусовку" у стен Белого дома, в перспективе подобные сборища мы еще не раз увидим : в 1993 году с призывами расправиться с Советами и последующим расстрелом законного парламента, в 2011 г - при попытке перехвата оппозиционного протеста у КПРФ на выборах в ГД (митинги на Болотной пл.), в 2015 - т.н."марши мира" в поддержку захватившей власть в Киеве хунты и т.п. ). Это было важным сдерживающим фактором, поскольку обе противостоящие стороны понимали политические последствия возможного кровопролития.

В-третьих, Б. Н. Ельцин, отталкиваясь от идеи утраты легитимности союзным руководством в связи с «совершением государственного преступления», подписал серию указов, которыми переподчинил себе все органы исполнительной власти СССР, находящиеся на территории РСФСР, в их числе — подразделения КГБ, МВД и МО СССР. Он принял также на себя полномочия командующего Вооруженными силами СССР на территории РСФСР.

Противостояние между сторонниками ГКЧП и российских властей происходило лишь в центре столицы. Руководители других союзных республик, а также областей и краев России чаще проявляли сдержанность, ограничиваясь принятием документов, в которых выражалась готовность следовать Конституции СССР.

---

УКАЗ ИСПОЛНЯЮЩЕГО ОБЯЗАННОСТИ ПРЕЗИДЕНТА
СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
Об указах Президента РСФСР №№ 59, 61, 62 и 63
от 19 августа 1991 г.


19 августа 1991 года Президентом РСФСР изданы указы №№ 59, 61, 62 и 63, в
которых выражается негативное отношение к заявлению советского руководства и постановлению № 1 Государственного комитета по чрезвычайному положению
в СССР.

В названных указах Президент РСФСР пытается присвоить полномочия
высших органов государственной власти и управления СССР и наделить исполнительные органы республики компетенцией органов Союза ССР, призывает органы власти РСФСР и их должностных лиц к неисполнению решений ГКЧП. В указах содержатся грубые выпады против членов ГКЧП, угроза привлечением к уголовной ответственности в адрес должностных лиц, сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих в случае выполнения ими решений ГКЧП. Изданные указы Президента РСФСР идут вразрез с Конституцией и законами Союза ССР, с провозглашенной ГКЧП линией на стабилизацию обстановки в стране, носят откровенно конфронтационный характер и могут привести к тяжким последствиям.
В соответствии с пп. 1 и 4 ст. 1273, ст. 1275 Конституции СССР постановляю:
1. Объявить указы Президента Российской Советской Федеративной
Социалистической Республики от 19 августа 1991 года №№ 59, 61, 62 и 63, постановление Совета Министров РСФСР от 19 августа 1991 г. № 435 не имеющими юридической силы с момента их издания как противоречащие Конституции и законам Союза ССР. Всем органам власти и управления РСФСР, должностным лицам и гражданам неукоснительно исполнять решения Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР.
2. Руководителям правоохранительных органов СССР обеспечить соблюдение
работниками органов внутренних дел, государственной безопасности, Прокуратуры РСФСР Конституции и законов СССР, решений Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР.


Исполняющий обязанности Президента Союза Советских Социалистических Республик
Г. ЯНАЕВ.
Москва, Кремль.
20 августа 1991 года

---

В ночь с 20 на 21 августа произошел инцидент, которому было суждено оказать значительное влияние на развитие политической ситуации. При странных обстоятельствах погибли три молодых человека из числа «защитников» Белого дома. Последовавшее позже расследование этих событий показало, что случившееся было, скорее, даже - не несчастным случаем, а результатом заранее продуманной провокации. Тем не менее факт пролития крови «мирных» жителей находящимися в подчинении ГКЧП военными стал последней каплей, которая предрешила конец колебаний и без того неустойчивых сторонников Комитета, позволив российскому руководству начать развернутое политическое наступление на своих противников и одержать полную и безоговорочную победу.

Утром 21 августа Коллегия Министерства обороны СССР высказалась за вывод войск из Москвы и отмену повышенной готовности, министру обороны было рекомендовано без промедления выйти из ГКЧП. Наиболее определенно за это выступали главкомы: ВВС — Е. И. Шапошников; ракетных войск стратегического назначения — Ю. П. Максимов и ВМФ — В. Н. Чернавин. С ними солидаризировались и заместители Язова. К Москве к этому времени подошли новые воинские части, которые, однако, не были введены в столицу.

События 19—21 августа можно было рассматривать и как проявление острого политического кризиса, и как попытку государственного переворота. Многое зависело от позиции Горбачева, которая не была ясна ни для одной из конфликтующих сторон. Поэтому решающим в противостоянии между ГКЧП и российским руководством на завершающем этапе политического кризиса 19—21 августа 1991 г. стал вопрос о том, кто первый встретится с Горбачевым и «перетянет» его на свою сторону. В Форос к Горбачеву почти одновременно прибыли и сторонники ГКЧП, и представители российского руководства во главе с вице-президентом А. В. Руцким. Горбачев сделал свой выбор, он отказался принять «заговорщиков» и поздним вечером 21 августа вернулся в Москву в окружении «победителей». Там же, во Внуково, по распоряжению Генерального прокурора России В. Г. Степанкова были задержаны и изолированы В. А. Крючков, Д. Т. Язов и А. И. Тизяков. В последующие дни к ним присоединили других активных участников событий.

Кризис 19—21 августа перевели латентный процесс дезинтеграции СССР в открытую форму, положив начало новому периоду (до конца 1991), основным содержанием которого стал последовательный демонтаж союзных структур.

На сегодняшний день существует несколько версий случившегося в эти августовские дни. Есть мнение, что ГКЧП был ни чем иным, как срежиссированной постановкой, с целью дать старт процессу роспуска Союза ССР. Существует также мнение, что коллегиальная солидарность высших государственных деятелей СССР  (вице-президент, председатель Совета министров, министр внутренних дел, министр обороны, председатель КГБ и т.д.) являлась отчаянной попыткой по спасению Отечества, провалившейся из-за нерешительности действующих лиц.  В любом случае, августовские события дали толчок ельцинской команде к незаконному переподчинению союзных структур под юрисдикцию РСФСР, что фактически и стало реальным государственным переворотом (путчем) и судьбоносным фактором для страны. Нельзя забывать и то, что действия президента РСФСР Ельцина Б.Н в августовских событиях были направлены на эскалацию конфликта (призывы к гражданскому неповиновению, попытки откомандирования вооруженных курсантов отдельных учебных заведений МВД РСФСР в Москву для противостояния ГКЧП и т.п. ).

---

Заседание Президиума Верховного Совета СССР


21 августа в Кремле председатели палат Верховного Совета СССР
И. Д. Лаптев и Р. Н. Нишанов провели заседание Президиума Верховного Совета СССР.
На заседании, в котором приняли участие также члены Комитета
конституционного надзора СССР, была рассмотрена ситуация, сложившаяся в стране в связи с созданием так называемого Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и объявленными от его имени решениями.
Было сообщено, что Председатель Верховного Совета СССР А. И. Лукьянов
вылетел в Крым для встречи с Президентом СССР М. С. Горбачевым.
По обсуждаемому вопросу Президиум Верховного Совета СССР принял
постановление, в котором, в частности, говорится:
Считать незаконным фактическое отстранение Президента СССР
М. С. Горбачева от исполнения его конституционных обязанностей и передачу их вице-президенту СССР.
Внести на рассмотрение внеочередной сессии Верховного Совета СССР
предложение о создании следственной комиссии для решения вопроса о привлечении к ответственности должностных лиц, виновных в нарушении Конституции СССР.
22 августа Президиум Верховного Совета СССР продолжит работу.

(ТАСС).

---
 

Статья Г.А.Зюганова от 18-08 -2011 "Над пропастью во лжи". (оценка лидером КПРФ августовских событий 1991 года)


VIII

БЕЛОВЕЖСКИЕ СОГЛАШЕНИЯ.
ЛИКВИДАЦИЯ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК

Выступление ГКЧП стало удобным поводом для отказа от серьезных интеграционных предложений. С конца августа начался набиравший все большие темпы демонтаж союзных политических и государственных структур. На этом основании некоторые историки полагают, что в действительности Советский Союз «умер» сразу после августа, продолжая формально существовать до конца года.

 Со 2 по 5 сентября 1991 г. в Москве работал V (внеочередной) съезд народных депутатов, который политически и юридически закрепил посткризисную ситуацию. Из документов съезда следовало, что действовавшая Конституция СССР утратила силу. Объявлялось вступление страны в переходный период, окончание которого связывалось с принятием новой Конституции и выбором новых органов власти. В рамках этого переходного периода предлагалось подготовить и подписать всеми желающими республиками Договор о союзе суверенных  государств, в котором каждая из них сможет самостоятельно определить формы своего участия. Выступавшие руководители просили поддержать намерение их республик вступить в ООН и стать полнокровными субъектами международного права.

Cъезд принял конституционный Закон «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период». Он предусматривал «прекращение деятельности» высших органов государственной власти СССР — Съезда и Верховного Совета, обладавших правом принятия общих для всех республик законов. В соответствии с законом был создан Госсовет СССР с участием Президента СССР и высших должностных лиц республик, которому на неопределенный по времени «переходный период» пере¬давались реальные функции управления. Оценивая происходящее, Президент России заявил, что наступает конец длившейся больше года между республиками и союзным Центром «холодной войне».

Создание Госсовета СССР легализовало положение, существовав¬шее с конца апреля 1991-го. когда начался «новоогаревский процесс». Именно тогда важнейшие вопросы будущего Союза стали обсуждаться за закрытыми дверями в узком кругу высших руководителей республик, которые далеко не всегда информировали о происходившем на переговорах представительные органы. На практике Госсовет стал не органом «для согласованного решения вопросов внутренней и внешней политики, затрагивающих общие интересы», как декларировалось изначально, а институтом, в рамках которого оформляли свое движение к полной независимости почувствовавшие «вкус свободы» республики.

23 августа 1991 г. Б. Н. Ельцин подписал Указ «О приостаноапении деятельности Коммунистической партии РСФСР», положения которого позднее развиты в серии других актов и привели к фактическому запрещению КПСС. Основанием для подготовки указа послужила уверенность в том, что КПРФ поддержала совершивший государственный переворот ГКЧП. МВД и прокуратура РСФСР получили поручение «провести расследование фактов антиконституционной деятельности компартии РСФСР». Согласно Указу Президента РСФСР от 25 августа «Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР» все партийное движимое и недвижимое имущество, включая денежные и валютные счета, становилось государственной собственностью России. В тот же день Горбачев объявил о сложении с себя обязанностей Генерального секретаря и призвал партию самораспуститься.

Эти события вызвали цепную реакцию в союзных республиках. До конца августа деятельность компартий была приостановлена в Белоруссии, Грузии, Киргизии, Эстонии; компартии запрещены на Украине, и Молдавии, Литве. Процесс «департизации» республик в основном завершился к середине сентября 1991 г.

Одним из компонентов демонтажа союзных структур стало назначение на высшие должности СССР только лиц, которых поддерживало российское руководство. Горбачев был лишен права самостоятельно подбирать людей по своему усмотрению. «У нас уже есть горький опыт, август нас многому научил, поэтому, прошу вас, теперь любые кадровые изменения — только по согласованию со мной», — заявил ему российский президент после возвращения того из Фороса. Определился и главный критерий выдвижения на ключевые должности: отношение к ГКЧП и степень поддержки российского руководства в августовские дни 1991-го. Шанс на назначение получали лишь те, кто активно выступил на стороне Белого дома, «нейтральные» кандидатуры не рассматривались.

25 августа указом Горбачева был ликвидирован Совет Министров СССР. Вместо него создан Комитет оперативного управления народным хозяйством, который возглавил российский премьер И. С. Силаев. Создание Комитета и назначение его руководства обозначили еше одну важную послеавгустовекую тенденцию — перевод союзных структур под управление российских органов власти. Тем самым преодолевалось «двоевластие», существовавшее на территории республики более года. До конца 1991 г. под юрисдикцию России перешли органы гражданской и военной прокуратуры, Министерство финансов и Госплан СССР.

24 августа 1991 г. ВС УССР провозгласил Украину независимым демократическим государством, заявив, что с этого момента действующими на территории являются лишь Конституция, законы, постановления и другие акты законодательства республики. В тот же день о своей независимости заявила Белоруссия, 27 августа это сделала Молдавия, 30-го — Азербайджан, 31-го — Киргизия и Узбекистан. Грузинский лидер 3. Гамсахурдиа выступил с требованием, чтобы мировое сообщество фактически и юридически признало независимость Грузии. Верховные Советы Латвии, Литвы и Эстонии еще 20-21 августа объявили о своей независимости и восстановлении конституций, действовавших до 1940 г. Независимость трех последних Россия признала уже 24 августа.

В августе—ноябре 1991 г. развернулось реформирование КГБ. Оно шло по двум направлениям. Первое — дезинтеграция, раздробление КГБ на ряд самостоятельных ведомств и лишение его монополии на все виды деятельности, связанные с обеспечением безопасности.

Уже в августе КГБ был лишен нескольких десятков тысяч войск специального назначения. Служба охраны преобразована в Управление охраны при аппарате Президента СССР. 29 августа произошло выделение из КГБ комплекса управлений, отвечавших за правительственную связь, шифровку и радиоэлектронную разведку. На их базе создан Комитет правительственной связи при Президенте СССР. После этих, сравнительно небольших по масштабам, структурных изменений дошла очередь и до самых крупных подразделений Комитета — разведки, контрразведки, пограничных войск.

К началу декабря большинство союзных структур были либо ликвидированы, либо поделены, либо перешли под юрисдикцию России, либо были просто дезорганизованы. Как отмечал в начале декабря 1991 г. С. М. Шахрай, к тому моменту «юридически и фактически существование Союза не может быть доказано».

18 октября 1991 г. Президент СССР и руководители 8 республик (без Украины, Молдавии, Грузии и Азербайджана) подписали в Кремле Договор об экономическом сообществе суверенных государств. Исходя из факта разрушенности прежнего государства, он предполагал «доделить» союзную собственность, ликвидировать общий центральный банк и допускал введение собственных национальных валют. Для того чтобы Договор действовал, были необходимы примерно 20 дополнительных соглашений по конкретным сферам экономики. Они, однако, в лучшем случае могли быть подготовлены и ратифицирова¬ны только через четыре месяца. В условиях острого экономического кризиса это делало весь Договор декларативным документом. Республики крайне подозрительно относились к возможности создания наднациональных органов управления, что изначально ставило под сомнение реализацию всех договоренностей.

М. С. Горбачев осознавал, что воплощение статей экономического договора в жизнь будет упираться в нерешенность проблемы государственности, проблемы нового Союза. Поэтому параллельно с подготовкой экономического соглашения велись интенсивные консультации о будущем Союзном договоре. С начала сентября 1991 г. разработкой его проекта занимались преимущественно представители союзных и российских властей, причем тон задавали последние. Первоначально Горбачев настаивал на формуле «союзное государство» с общей Конституцией и прямыми выборами общего президента. Но ему не удалось отстоять эти позиции: в итоговом новоогаревском проекте 14 ноября будущее объединение определялось как «конфедеративное демократическое государство». В этом государстве не предусматривалась конституция, однако предполагались выборы (через выборщиков) президента; на два года избирался двухпалатный парламент (и от республик, и от округов); были пункты о правительстве и даже о столице, которую первоначально «россияне» обозначили как «место пребывания союзных органов».


Заседание Госсовета 14 ноября закончилось на оптимистической ноте. Достигнута была договоренность начать парафирование нового Договора 25 ноября 1991 г. Но подписание документов в этот день не состоялось. Российская делегация предложила вернуться к согласованному уже тексту проекта нового Союзного договора и снять формулировку о «конфедеративном демократическом государстве», оставив «конфедерацию независимых государств». В качестве предлога для такого демарша была названа позиция Верховного Совета, который не был готов ратифицировать ранее оговоренный вариант. Кроме того, Ельцин заявил, что «подписание Договора без Украины — бесполезное дело», и предложил «подождать Украину», пока там 1 декабря не пройдет референдум.

В этот день 90,32% от принявших участие в голосовании высказались за независимость республики, а Л. М. Кравчук был избран президентом. 2 декабря ее признала Россия, а 3 декабря, в разговоре с американским президентом Дж. Бушем, Кравчук сообщил, что в ближайшие дни состоится встреча лидеров славянских республик в Минске. 5 декабря 1991 г. Кравчук был приведен к президентской присяге, а Верховный Совет Украины принял «Послание к парламентам и народам всех стран», где было, сказано, в частности, что Договор об образовании СССР 1922 г. утратил силу.

Нечеткость вопроса референдума, антикоммунистическая, антисоветская и антисоюзная истерия и вакханалия, развязанная после известных событий ГКЧП в августе 1991 года, антиконституционный запрет деятельности КПСС-КПУ, монополия государства на средства массовой информации, перешедшая в руки "национально–демократических", — сил коренным образом повлияли на общественно–политическую ситуацию в Украине. Для загнанных в политическое подполье противников референдума невозможность разъяснения собственной позиции, а для сторонников референдума благоприятные условия распространения мнения о том, что независимость якобы не означает выход из состава СССР, — позволили организаторам опроса фактически ввести значительную часть населения в заблуждение.

8 декабря 1991 г. Председатель Верховного Совета Республики Беларусь С. С. Шушкевич, Президент РСФСР Б. Н. Ельцин и Президент Украины Л. М. Кравчук в местечке «Белая Вежа» под Минском подписали «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств», в преамбуле которого заявлялось, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование». Однако формально Союз продолжал существовать, так как о выходе из него не заявили другие республики, согласно Конституции являвшиеся соучредителями единого государства наравне с Россией, Украиной и Белоруссией. Поэтому, с международно-правовой точки зрения, СССР перестал существовать 21 декабря 1991 г., когда в Алма-Ате к Беловежскому договору об образовании СНГ на правах учредителей присоединились еще восемь республик.

23 декабря во время встречи М. С. Горбачева и Б. Н. Ельцина обсуждены вопросы, связанные с прекращением деятельности союзных структур. 25 декабря 1991 г. Верховный Совет РСФСР утвердил новое название республики — Российская Федерация (Россия). В тот же день в 19 часов 38 минут над Кремлем был спущен красный союзный флаг.

----------------------------------------------------------

Общие экономические показатели РСФСР к 1990 г. в сравнении с олигархической Россией 2013 г.

Контрреволюционный переворот 1991 года столкнул Россию на капиталистический путь развития. Итоги капиталистических «реформ» для нашей страны характеризуют нижеприведенные статистические данные.

Показатели РСФСР (1990г.) и РФ (2013г.)

Показатели

РСФСР (1990г.)

РФ (2013г.)

РФ к РСФСР (%)

Общая площадь территории, тыс кв м

17075,4

17098,2

 

Численность населения, млн ч

148,0

143,6

97

Соотношение: городское население -к сельскому, %

74-26

74-26

 

Соотношение: трудоспособное население-моложе трудоспособного возраста-старше трудоспособного возраста, %

56,7-24,3-19,0***

60,8-16,5-22,7

 

Число родившихся на 1000 человек

13,4

13,3

 

Число умерших на 1000 человек

11,2

13,1

 

Естественный прирост населения (на 1000 человек)

+2,2

+0,2

 

Нефть (включая газовый конденсат), млн т

516

517*

100,2

Уголь, млн т

395

347

87,8

Газ естественный, млрд куб м

641

653*

102

Чугун, млн т

59,4

50,0

84,2

Сталь, млн т

89,6

68,8

76,8

Прокат готовый черных металлов,

млн т

63,7

57,9

90,9

Трубы стальные, млн т

11,9

10,0

84

Электроэнергия,

млрд кВт ч

1082

1051

97,1

Металлорежущие станки, тыс шт

74,2

2,9

3,9

Кузнечно-прессовые машины, тыс шт

27,3

1,8

6,6

Тракторы, тыс шт

214

7,6

3,6

Экскаваторы, тыс шт

23,1

1,8

7,8

Тракторные прицепы, тыс шт

223

12,6

5,7

Легковые автомобили, тыс шт

1103

1916

174

Автомобили грузовые, тыс шт

666

209

31,4

Троллейбусы, шт

2308

517

22,4

Вагоны метрополитена, шт

307

442

144

Зерноуборочные комбайны, тыс шт

65,7

5,8*

8,8

Ткани хлопчатобумажные, млн м кв

5624

1309

23,3

Шерстяные ткани,

млн м кв

466

12,8

2,7

Ковры и ковровые изделия, млн м кв

43,5

22,3

51,3

Жесткие кожтовары, млн дм кв

1249

23,3

1,9

Юфтевые кожтовары, млн дм кв

654

49,6

7,6

Хромовые кожтовары, млн дм кв

4573

2226

48,7

Ввод в действие общей площади жилых домов,

млн кв м

60,5

86,4

143

Минеральные удобрения (в пересчете на 100% питательных веществ), млн т

16,0

18,3

114

Бытовые холодильники и морозильники, млн шт

3,8

4,1

108

Бытовые стиральные машины, млн шт

5,4

3,8

70,3

Электромясорубки, тыс шт

290

480

166

Обувь, млн пар

385

114

29,6

Бумага, тыс т

5240

4702

89,7

В том числе газетная, тыс т

1722

1585

92

Картон, тыс т

3085

3025

98

Цемент, млн т

83

60*

72,3

Посевная площадь, млн га

117,7

76,3*

64,8

Зерно (в весе после доработки), млн т

116,7

91,3

78,2

Урожайность зерновых, ц с 1 га убранной площади

18,5

21,9

118

Льноволокно, тыс т

71

38

53,5

Урожайность льноволокна, ц с 1 га

1,7

8,3

488

Картофель, млн т

30,8

30,2

98

Урожайность картофеля, ц с 1 га

99

145

146

Сахарная свекла, млн т

32,3

37,7

117

Урожайность сахарной свеклы, ц с 1 га

221

432

195

Подсолнечник, млн т

3,4

10,2

300

Урожайность подсолнечника,

ц с 1 га

12,5

15,6

125

Овощи, млн т

10,3

14,7

143

Урожайность овощей, ц с 1 га

154

214

139

Поголовье КРС,

млн голов

58,8

19,5

33,2

В том числе коровы, млн голов

20,8

8,6

41,3

Свиньи, млн голов

40,0

19,2

48

Овцы и козы,

млн голов

61,3

23,8

38,8

Молоко, млн т

55,7

30,7

55,1

Яйца, млрд шт

47,5

41,3

86,9

Мясо (в убойном весе), млн т

10,1

8,0*

79,2

Шерсть (в физическом весе), тыс т

227

53**

23,3

*Данные за 2012г. **Данные за 2011г. ***Данные за 1991

--------------------------------------------------------

В августе 1991 года через три дня после так называемого путча известный русский философ  Александр Зиновьев написал пророческие слова: "Теперь общепринято считать, что холодная война закончилась и что большая заслуга в этом принадлежит Горбачёву и его сподвижникам. Но при этом стараются помалкивать о том, в чём именно заключалась роль Горбачёва. Пройдут годы, и потомки оценят эту роль по достоинству, а именно — как предательство национальных интересов своей страны и своего народа. Я не знаю в истории другого такого случая предательства, который можно по масштабам и последствиям сопоставить с этим. Вторая мировая война дала немало примеров предательства такого рода, но они просто детская забава в сравнении с тем, что удалось сделать Горбачёву в мирное время. Если бы лидеры Запада назначили на пост главы государства своего собственного политика, он не смог бы нанести такой ущерб своей стране, как это сделал Горбачёв. Он действовал как опытный партийный аппаратчик, со знанием дела используя всю мощь власти, какой обладало коммунистическое государство".
Александр Зиновьев дал и ответ на поставленный им же вопрос:
"Реальность советской истории после 1985 года такова, что оценка поведения советской власти как предательства по отношению к подвластному населению не вызывает никакого сомнения у объективного наблюдателя".

 

18.08.2016, спустя 25 лет после августовских событий 1991 года, на пресс-конференции в информационном агентстве ТАСС, лидер КПРФ, Геннадий Андреевич Зюганов, дал следующую характеристику тем событиям:

«Что касается выводов. Прежде всего, это преступление без срока давности, которое совершили Горбачев, Ельцин и иже с ними. Это преступление рано или поздно будет расследовано полностью, документы все целы и есть очевидцы. Без принятия честного решения по этому вопросу стране будет очень трудно выздоравливать.

«Причины поражения заключаются в том, что руководители ГКЧП оторвались от народа. Если бы они напрямую обратились к гражданам, уверяю вас, вся страна их бы поддержала. Она была готова к этому. Вечером в новостях все руководители республик, начиная с Кравчука, заявили, что они согласны, давно пора! Только в Москве окружение Ельцина и все, кого тут подпаивали, выступили против ГКЧП. Но ни в одном населенном пункте огромной страны ни один трудовой коллектив не выступил против ГКЧП.

Второй вывод: все делалось с крайним опозданием. Чрезвычайное положение надо было вводить еще за полтора года до этого

Третье. Метастазы, которые насаждались во многих средствах массовой информации, поразили огромный государственный организм, дискредитировали армию и госбезопасность. Этому не было должного противодействия.

И, главное, не нашлось лидера, который мог бы отдать соответствующий приказ.

В результате, ГКЧП потерпел поражение, а страну бросили в лихие 90-е. Произошел расстрел парламента в октябре 93-го, случились две войны в Чечне, в которых погибло 120 тысяч человек, затем дефолт 98-го и обрушение всей финансовой системы. Потом пролился золотовалютный дождь, но в 2008 - 2009 годах все опять закувыркалось. В ходе кризиса ниже нас оказалась только Украина».

--------------------------------------------

 

 


 

 

 

 
  последнее обновление страницы - 26.08.16

111